• Українська
  • Русский

Укрзалізниця — это Украина в миниатюре

АВТОР: Крицкая Ирина

Интервью с членом наблюдательного совета Укрзалізниці Сергеем Лещенко

В декабре прошлого года экс-нардеп и журналист Сергей Лещенко стал членом наблюдательного совета Укрзалізниці. В отрасли это решение вызвало много споров, на его месте многие хотели видеть опытного железнодорожника.

Одним из фокусов его работы в компании стала борьба с коррупцией. Как это выглядит, Лещенко рассказал в интервью MINTRANS.

В наблюдательном совете железной дороги вы отвечаете за антикоррупционное направление. Расскажите, как устроена ваша работа в компании. 

Наблюдательный совет не является органом оперативного управления. Это орган контроля и надзора. Кроме работы в составе набсовета, члены наблюдательного совета распределены по комитетам. Всего  существует пять комитетов. Например, комитет по аудиту, комитет по награждениям и назначениям. Последний комитет сейчас занимается отбором главы компании, после того как они сделают свою работу, то предложат шорт-лист кандидатов набсовету.

Я вхожу в комитет по корпоративному управлению и в комитет по антикоррупции и комплайенсу Каждый  член наблюдательного совета борется с коррупцией в УЗ в силу своих возможностей. Наш  комитет  по  антикоррупции координирует специальное подразделение  в компании, которое призвано бороться со злоупотреблениями — внутреннюю безопасность. На днях мы утвердили ее новую структуру после перезагрузки — теперь подразделение называется Аппарат директора по экономической безопасности УЗ.

Расскажите о перезапуске структуры безопасности в компании.

Мы предложили это решение, и наблюдательный совет его утвердил.  Раньше это был департамент экономической безопасности,  который несколько лет возглавлял господин Назарук, попавший в компанию по вертикали департамента “К” СБУ.  Это вертикаль, которая типа борется с коррупцией в СБУ. Я говорю «типа»,  потому что во времена Порошенко это имело другую направленность — нападки на бизнес и передел рынка. При Порошенко вертикаль “К” СБУ возглавлял Демчина.

У Демчины в подчинении был глава “К” при СБУ в Ровенской области — господин Назарук, который и пришел УЗ. После того, как компания расторгла контракт с Евгением Кравцовым, ее временно возглавил Желько Марчек, который очень странно, мягко говоря, уволил Назарука. И тот в своей родной Ровенской области смог восстановиться на должности.

Я пришел в компанию в декабре. Пока вникал, начал получать информацию и факты, которые иначе, как неподобающими назвать нельзя. Например, у господина Назарука был заместитель, господин Олейник. Он был в службе безопасности по прокурорской линии, он якобы зять бывшего первого зампрокурора Николая Голомши. Этот господин Олейник входил в тендерные комитеты по закупке угля в “Пассажирской компании”. Эта закупка закончилась очень плачевным результатом, было открыто уголовное производство, у сотрудников безопасности УЗ и в “Пассажирской компании” прошли обыски. Фактически сотрудники службы безопасности, которые должны были оберегать активы компании, стали частью пагубных процессов. И это только один из примеров, которых очень много.

Какие еще схемы вы успели обнаружить?

Закупка газа для нужд компании, в том числе он используется для сушки белья в поездах дальнего следования. Когда я пришел, выяснилось, что Укрзалізниця за всю свою многолетнюю историю ни разу не закупала газ через систему ProZorro. Для меня это стало шоком. Газ — это очень универсальный продукт, это не специфические детали, которые делает один завод. Его может поставлять любой газотрейдер одинакового качества. Значит, должна быть конкуренция за лучшую  цену.

Укрзалізниця все годы закупала газ не на открытых торгах, а по контрактам, которые были заключены еще во времена президента Леонида Кучмы. Один контракт с компанией “ЮгГаз” действовал с 2004 года, другой с компанией “Скела Терциум” был заключен позже, а в ноябре прошлого года компания закупила газ вообще у третьего юридического лица — компании “УкрГазРесурс”, тоже без проведения тендера. Просто фирма прислала письмо и просто Укрзалізниця решила купить у нее газ, даже не заключая договор, а оплатив счет-фактуру. Данную компанию связывают с Николаем Злочевским. По  этому факту возбуждено уголовное дело, расследованием занимается НАБУ.

Как будет выглядеть новый аппарат директора по экономической безопасности?

Здесь важно избежать возвращения бывших дискредитированных сотрудников в компанию, а также дублирования функций и внутреннего конфликта, который существовал при предыдущем руководстве. Например, мы неоднократно слышали, что внутренний аудит вместо помощи со стороны внутренней безопасности сталкивался с саботажем и чуть ли не преследованиями. Например, вместо предоставления документов их атаковали  вопросами, откуда они узнали о схемах, которые происходят на железной дороге. Бывали случаи, когда их вопросы просто игнорировали.

При перезапуске было важно разделить функции безопасников и аудиторов, а также безопасников и антикоррупционного офицера Укрзалізниці, который работает в компании частично по вертикали НАЗК. Нужно было привести людей в чувство и дать понять, что как было раньше, уже не будет. Безопасники, которые или свои бездействием, или соучастием способствовали коррупции, должны понести наказание. Я надеюсь, что все дела будут доведены до конца. Компания в принципе не должна была сталкиваться с этой ситуацией. А уж в нынешних экономических условиях это просто непозволительно. Сохранение ресурсов компании — это один из приоритетов нынешних руководителей и наблюдательного совета в том числе.  Недавно мы провели встречу с профильным департаментом НАБУ,  и члены набсовета, и временный глава компании Иван Юрик заверили НАБУ в полном содействии в расследовании коррупции в Укрзалізниці.

По моей оценке,  безопасник в Укрзалізниці был, в свое время, вторым человеком по уровню влияния в компании. При всех закупках, при всех тендерах присутствовали его люди. По сути, этот департамент был разделен между  разным силовым органам. Глава  — от СБУ, один зам был по вертикали внутренних дел, другой — по прокурорской вертикали. Я очень бы хотел, чтобы в ситуации разобрались правоохранительные органы.

Эти люди были связаны с олигархами?

Если мы говорим об олигархах, их влияние распространялось или на правительство, или на первых лиц Укрзалізниці. Посмотрим на уже предъявленные подозрения. Например, группа Дубневичей (экс-нардепы Ярослав и Богдан Дубневичи — MINTRANS) разоблачена в поставках стрелочных переводов через фирмы-прокладки по завышенным ценам.  Другая группа, которая поставляла метизную продукцию, была связана с офисом бывшего президента Петра Порошенко. Бывший депутат Валерий Ищенко получил подозрение по этому делу. Также по этому делу проходит советник главы администрации президента Михаил Бейлин.

Третье подозрение — это поставка горюче-смазочных материалов, где фигурирует группа WOG, которая на тот момент в Раде прошлого созыва имела отдельную фракцию “Воля народа”. Дизель — это одна из самых коррупционных сфер в Укрзалізниці. К заслугам нынешнего директора по закупкам Сергея Довголенко я отношу запуск нынешней прогрессивной системы  закупок дизеля, в которой сегодня участвуют более десяти компаний, подписавших рамочное соглашение. Мы берем дизель фактически ниже рыночной цен и шли к этому очень долго. Важно понимать, что победить коррупцию, которая имплеминтировалась в компанию десятилетиями, очень сложно.

Какие коррупционные риски вы сегодня выделяете на железной дороге?

Укрзалізниця — это миниатюра Украины. Как и в стране, здесь есть злые и добрые, коррумпированные и честные люди. Я убежден, что искоренить коррупцию в Укрзалізниці, не искоренив коррупцию в Украине, невозможно. Это задача для правоохранительных органов, которые должны быть лишены политической опеки. Второе — это Укрзалізниця как объект интересов различных финансово-промышленных групп. Тех, которые, например, заинтересованы возить железную руду по минимальному тарифу, что приводит к убыткам Укрзалізниці. Это самое вопиющее проявление политического влияния с целью заработать на государстве.

Самый крупный игрок здесь — это структуры,  связанные с Ринатом Ахметовым, они экспортируют больше всех железной руды. Решение этой проблемы находится не в компетенции Укрзалізниці, а в компетенции правительства, но мы как компания делаем все, чтобы были приняты решения по введению справедливых тарифов для железорудного дивизиона  Рината Ахметова и других игроков на этом рынке.

Мы говорим о сближении классов?

Да. Здесь нужна совместная работа министерства экономики, министерства инфраструктуры,  министерства финансов, государственной регуляторной службы. Нужен целый комплекс решений. Скажем так, если при президенте Владимире Зеленском будет введен справедливый тариф на перевозку железной руды, то только ради этого нам стоило поменять президента. Это будет историческое событие, которого не было никогда. Наши союзники в этом направлении — аграрии, которых несправедливо заставляют дотировать других перевозчиков.

Давайте вернемся к коррупционным рискам.

Когда группа, имеющая интересы в Укрзалізниці, обладает политической  властью, она неизбежно пытается конвертировать ее в деньги. Я уже говорил про группу WOG и дело, которое сейчас расследует НАБУ.

Сейчас мы наблюдаем, как группа связанная с Андреем Адамовским  и “Трейд Коммодитис”, воюет за долю на поставках масел для Укрзалізниці, которую при старом руководстве они контролировали.  Эхо нынешней закупки вы можете   видеть в серии заказных материалов по интернету и в анонимных телеграм-каналах. Антимонопольный комитет исключил из конкурса три компании, так или иначе связанные с “Трейд Коммодитис”. Причина — они подали одинаковые файлы от разных юридических лиц, в пакетах документов встречались одинаковые белые страницы.

Поэтому, когда мы говорим о коррупционных рисках на  Укрзалізниці, то это закупки — они или среди посредников, а не производителей, или происходят в неконкурентной среде, могут быть завышенные объемы, информационные атаки против своих концертов, выбивание их из конкурса и другие инструменты влияния. Типичный пример — Укрзалізниця закупила астрономическое  количество дуплексных подшипников, которых хватит лет на 10. Причина  —  владельцем завода является влиятельный депутат прошлого созыва, который смог  пролоббировать  такую  вот “господдержку” за счет Укрзалізниці.

Третье — это коррупция  на местном уровне. Например, воровство дизеля, которое осуществляется при молчаливом содействии силовых структурах и сотрудниках компании. Например, недавно на набсовет вышел член правления Франтишек Буреш с шокирующей информацией: в Дарнице в складских помещениях, где хранилось топливо, были отключены камеры в течение четырех  лет! Сейчас он работает над  нестандартной программой для борьбы с этим явлением.

Что это за программа ?

Она в процессе разработки. Детали не должны попадать в прессу, так как злоумышленники могут подготовиться к новым условиям.

Как вы выявляете очаги коррупции в компании? С кем консультируетесь?

Я каждый день консультируюсь со множеством людей. Круг моих контактов очень широк.  Есть миф, что наблюдательный совет работает два дня в месяц и получает 350 000. Во-первых, 37 000; во-вторых, это ежедневная работа. Иногда даже плановые заседания наблюдательного совета проходят по несколько дней.

Сегодня диалог между Офисом президента, Кабмином и железной идет только в одну сторону. Что делает наблюдательный совет, чтобы наладить конструктивный диалог между властью и компанией?

Недавно члены набсовета по квоте государства вместе с министром инфраструктуры Владиславом Криклием и временным руководителем Иваном Юриком встречались с президентом Владимиром Зеленским и представили антикризисный план. Сейчас возникло сразу несколько кризисов. Экономический кризис в стране привел к падению деловой активности и перевозок. Карантин привел к дополнительному падению перевозок, в том числе на целый квартал были запрещены пассажирские перевозки. Результат — огромные убытки.

Назовите несколько пунктов, которые должна решить антикризисная программа.

Сближение классов, налог на землю, отсрочка с  выплатой дивидендов, вопросы, связанные с пассажирскими перевозки.  Часть решений находится в руках парламента, мы надеемся, что решения будут до летних каникул.

Это земельный налог ?

Да.

Есть понимание, когда будут решены другие проблемы ?

Часть проблем нужно было решать, когда для этого была благоприятная ситуация.  Есть вопрос раздутого штата — в первую очередь, это касается центрального офиса компании, который разрастался последние годы, но также и непродуктивного персонала  на местах. Хороший момент для решения этого вопроса пропущен, ведь принять непопулярные решения можно было в прошлом и позапрошлом году, когда компания показывала высокую прибыль. Сегодня кризисный год и решать этот вопрос очень сложно. Мы вошли в кризис с большим количеством проблем, которые надо было решить в прошлые годы.

Вы смотрите на железную дорогу, как на бизнес или как на компанию, которая выполняет, в первую очередь, социальную функцию?

В любом случае это бизнес. Это акционерное общество, которое размещает свои ценные бумаги, привлекает деньги на рынке капитала. Но этот бизнес несет большую социальную функцию и еще длительное время будет нести.

Вы неоднократно говорили, что акционер в лице Кабмина не ставил перед наблюдательным советом никаких KPI. Кто конкретно может оценить проделанную вами и вашими коллегами работу?

В украинском законодательстве KPI для наблюдательного совета не предусмотрен. Есть  страны, где для набсоветов устанавливаются KPI. Украина выбрала другой вариант и здесь тоже есть свои плюсы. KPI есть у правления, и если бы он был у наблюдательного совета, то был бы риск сговора. Ведь выход на определенные KPI  приводит к финансовому вознаграждению, и наблюдательный совет фактически мог потерять свою функцию, а только подыгрывать правлению, ведь тогда и набсовет получал бы бонус. Модель корпоративного управления, которая не предусматривает KPI, нивелирует этот риск заговора. Поэтому в Украине члены набсоветов не получают никаких бонусов, кроме фиксированного вознаграждения, определенного сегодня законом как  47 000 минус налоги, и иногда смешно читать статьи и заявления людей, которые  не  понимают суть работы набсоветов, но пытаются оценивать его продуктивность.

Вообще же наблюдательный совет нанимает на работу акционер. Согласно законодательству — это четыре независимых члена  и три представителя государства. И акционер вправе уволить даже независимых членов набсовета, хотя это может привести к последствиям международного формата. Члены набсовеа от государства представляет акционера, но все члены должны отстаивать исключительно интересы компании.

Какая тогда разница между независимыми членами и представителями государства?

Представители государства назначаются и увольняются в любой момент, когда этого захочет акционер. У независимых членов более сложная процедура увольнения и назначения, и они получают другую заработную плату. Будучи независимыми, они более свободны в своих решениях в интересах компании и без оглядки на интересы акционера.

Ваше назначение совпало с увольнением Кравцова. Вы связываете эти два события?

Оно не совпало, была разница в полтора месяца между этими событиями. Я напрямую связывать это не могу. В вашем вопросе есть явный намек на то, что меня и Олега Журавлева поставили в наблюдательный совет, чтобы уволить Кравцова. Это не так. Более того, не было задачи увольнять Кравцова. К нему были вопросы, и они были у меня, когда я еще был в парламенте. Когда я зашел в набсовет, эти вопросы приобрели новое звучание. Я уже приводил примеры с закупкой газа и угля для Укрзалізниці, а таких историй множество — начиная от постоянных жалоб на коррупции при распределении вагонов и подаче тяги. Я не говорю, что он на этом нагрел руки, но это было во время его работы в кампании. И решение об прекращении контракта Евгения Кравцова принимал не я один, а весь  набсовет, который был солидарен в оценке его работы.

Была история перевода денег со статьи ремонт электричек  для Одесской железной дороги на покупку двух машин Audi А8 по 4,5 млн каждая. Эти авто даже не использовались, у них сели аккумуляторы. Когда мы видим горящие электрички в Одессе, то возникает вопрос: не должны ли были эти деньги быть направлены на их ремонт, а не на закупку авто? Сейчас по этому эпизоду набсоветом поручено определить степень вины каждого,  кто по цепочке принимал эти решения.

Укрзалізниця разработала стратегию до 2023 года. Как вы оцениваете этот документ.

Коронавирус, сокращение промышленного производства — это все влияет на ситуацию в Украине, в мире и в Укрзалізниці. Был утрачен момент, когда можно было малой кровью сделать непопулярные реформы, когда у компании были хорошие финансовые показатели. Мне обидно, что люди, которые позиционируют себя, как патриотические олигархи, паразитируют на государственной компании.

Любое мое слово касательно стратегии может иметь влияние. Компания сейчас чувствительна к такого рода информации. Компания привлекает средства на международных рынках, оценивается аудиторами и во многих моментах уязвима из-за неправильно сказанного слова.

Можете назвать три своих самых главных достижения за время работы на Укрзалізниці?

Вопрос немного  некорректен, я — член наблюдательного совета, а это коллегиальный орган. Один из моих фокусов – это искоренение коррупции в Укрзалізниці, что проявляется в активном участии в перезагрузке департамента безопасности в компании, помощи НАБУ, активное участие в обсуждении процессов, связанных с крупными закупками в компании. Мы не можем вмешиваться в эти вопросы, но они находятся на нашем постоянном контроле. Иногда даже сам факт контроля и правильных вопросов со стороны наблюдательного совета приводит к позитивным результатам.

Есть проекты, которые пока не удалось реализовать?

У меня контракт до середины 2021 года, я еще не отработал и треть контракта. Это, как результат матча, в котором отыграли 30 из 90 минут. Например, я буду рад, если мы успешно перезагрузим безопасность, или если удастся закупать газ по системе Прозорро и по низкой цене. Полдела сделано — впервые Укрзалізниця закупает газ через тендеры. Мы уже провели первые торги, но я не скажу, что цена меня полностью удовлетворяет. Еще меня не удовлетворяет решение Антимонопольного комитета Украины не допустить к этим торгам дочку «Нафтогаза» из-за того, что в банковской гарантии одна фраза не была  представлена как отдельный абзац. Но, как минимум, мы перевернули этой закупкой новую страницу. Я надеюсь, что следующие торги по газу будут проходить в новых реалиях.

intense_featured_gallery:
intense_featured_image_type:
standard
intense_image_shadow:
null
intense_hover_effect_type:
null
intense_hover_effect:
0
intense_featured_audio_url:
intense_featured_video_type:
intense_featured_color:
intense_post_subtitle:
intense_post_single_template:
Tagged under