• Українська
  • Русский

Украина в постмодерне – 7. Зачем Дональд Трамп начал мировую экономическую войну

АВТОР: Сергей Удовик

В своем предыдущем цикле статей «Борьба за модерн» на «Хвиле» я дал обзор современной геополитики и рассказал об исторических корнях доминирующего противостояния «Запад – Россия»[1].

Роль этого противостояния сегодня заметно выросла, поэтому напомним суть данной стратегии. Сэр Хэлфорд Маккиндер сто лет назад заложил основы современной британско-американской геополитики. В основе его концепции лежит Хартленд – центральная часть Евразии, вокруг которой расположена внутренняя дуга (Европа – Аравия – Индокитай). Он утверждал: «Кто контролирует Восточную Европу, тот правит Хартлендом; Кто правит Хартлендом, тот командует Мировым островом (то есть Евразией и Африкой); Кто контролирует Мировой остров, тот правит миром».

По Маккиндеру во избежание объединения немецкого технического гения и российских ресурсов Линия контроля должна была проходить по Восточной Европе. Впоследствии Черчилль назвал ее «Железным занавесом». За 110 лет ситуация в мире заметно изменилась, однако англо-американский истеблишмент продолжает бессознательно отрабатывать эту неэффективную стратегию.

Во-первых, в мире Индустрии 3.0 и 4.0 поддержание и контроль линии раздела теряет смысл. Взаимодействие стран становится многомерным, а не пограничным.

Во-вторых, эта стратегия не учитывала фактор Китая, Индии, Ирана и Израиля просто потому, что этих факторов не было даже в перспективе. Сегодня же Китай обогнал США по ВВП по ППС и становится мощнейшим геополитическим игроком. Индия также быстро растет и по ППС вышла на 3 место, опередив Японию, а Иран – на 18 место.

В-третьих, в XX веке критически важным был контроль нефтегазовых потоков. После бурного роста добычи сланцевой нефти и газа США вошли в лидирующую группу стран, и критическая острота контроля этих потоков ими снизилась, хотя и сохраняет свою актуальность.

В-четвертых, суть стратегии Маккиндера заключалась в контроле морских торговых потоков, для чего создавался мощнейший флот США и Британии. США создали кольцо внешних островных военных баз для морских флотов и торговых центров, недоступных для сухопутных держав Евразии. Маккиндер обосновал становление двуполярного мира из двух осей: США (контроль океанов) и СССР (Хартленд) и положил начало теории Атлантизма. Китай отрабатывает альтернативную стратегию «Один пояс – один путь» по доступу Китая по железным дорогам через Центральную Азию к Западной Европе, которая разрывает «петлю Анаконды» и проходит вне контроля США.

В-пятых, Маккиндер не мог предположить потепление климата. В результате Россия получила мощный выход в мировой океан и Китай через Северный морской путь (СПМ). В августе 2013 г. первый китайский сухогруз «Юн Шен» совершив переход до Роттердама по СМП на две недели раньше, чем через Суэц. Россия обладает 40 ледоколами, включая 5 атомных и полностью контролирует Арктику. В сентябре 2017 г. в РФ спустили на воду атомный ледокол «Сибирь», способный пробивать лед толщиной до 3 метров. В США и других странах технологий строительства таких судов нет. В 2017 г. Рекс Тиллерсон заявил в Вашингтоне: «Думаю, у нас сейчас один действующий ледокол». Он может пробивать максимальную толщину льда до 2 м. Легкие ледоколы есть в Канаде, Швеции, Финляндии и Китае. Роль ледоколов выросла в связи с сопровождением танкеров с ямальским газом в Европу и Азию и транзитом грузов из Китая в Европу.

В-шестых, появились совершенно новые цифровые технологии и операции в киберпространстве.

В-седьмых, международных финансистов все более тревожит долларовый навес над экономикой США. В марте 2018 г. национальный долг США превысил $21 трлн!

Упомянутая статья вышла 1 июля 2016, и там я предсказал стратегию действий Трампа:

«По всей видимости, победу в США одержит Трамп, что ускорит геополитическое переформатирование. Трамп не принадлежит к традиционному американскому политическому истеблишменту, поэтому для него впитанные с детства истеблишментом идеи Маккиндера ничего не значат. Он руководствуется фундаментальным принципом либеральной экономики – максимизацией прибыли. Поэтому он способен пересмотреть взгляды на убыточность НАТО и высокую цену для США содержания безопасности ЕС. Он не откажется от американской архитектуры мирового порядка, но вполне способен пойти на ее реконструкцию».

К сожалению, наши политические и экономические эксперты в массе привыкли оперировать штампами, которые им преподносят западные НГО. Традиции аналитики и стратегического планирования в Украине отсутствуют по причине ее аграрной природы. Поэтому многие эксперты просто занимаются «мавпуванням» и соревнуются в придумывании более обидных прозвищ нелюбимым зарубежным лидерам. В этом, кстати, сказывается  холопская природа – высмеивать чужих панов и прогибаться перед своими.

Самые безобидные отзывы таких экспертов о Трампе – что он чуть ли не шизофреник, клоун, никудышный коммуникатор и формирует хаос в мировом порядке. Такие высказывания о президенте самой развитой страны на планете говорят о низкой культуре. В действительности даже элементарная логика подсказывает, что выиграть выборы у сильных конкурентов республиканцев, а затем практически без шансов вступить в конкуренцию и выиграть у правящей демократической партии говорит о совершенно неординарных способностях Трампа.

Более того, это свидетельствует о том, что Трамп остро предвидит смену мирового тренда и опирается на мощную экономическую поддержку американского бизнеса (см. ниже). Для понимания этой смены парадигмы рассмотрим экономическую и финансовую ситуацию в США и мире.

Долговой кризис (Debt crisis)

Поскольку дальше придется оперировать специфическими финансовыми инструментами, я постараюсь излагать эти вещи максимально доходчиво, чтобы стала понятна суть глобальной проблемы даже не специалистам. В июле 2018 года IIF (The Institute of International Finance) опубликовал шокирующие расчеты – объем глобального долга в период с января по март текущего года вырос на $8 трлн – до $247,2 трлн[2]. С 2003 года глобальный долг взлетел с 248% мирового ВВП до 318%!

Эксперты проанализировали 70 государств. На развитые экономики приходится главная часть мирового долга – $178,3 трлн, остальная задолженность лежит на развивающихся рынках. Совокупный долг состоит из долгов правительств, банков, корпораций и домохозяйств. В IIF отметили, что кредитные риски продолжают расти. До конца 2019 г. развивающимся странам предстоит погасить долги на $2,7 трлн. К самым уязвимым странам в силу их зависимости от долларовых долгов относятся Аргентина, Венгрия, Турция, Польша и Чили. Конечно же, сюда входит и Украина, просто она не фигурирует в силу микроскопичности своей экономики.

После кризиса 2008 г. для поддержания роста ВВП в США проводилась политика нулевых процентных ставок ФРС (ZIRP). В течение семи с лишним лет ставка ФРС для своих банков-членов для краткосрочных кредитов овернайт находилась почти на нуле, чтобы стимулировать экономический рост за счет увеличения заимствований, корпоративных инвестиций и потребительских расходов.

Поскольку краткосрочные номинальные процентные ставки были близки к нулю, ФРС запустила несколько раундов Количественного смягчения (Quantitative easing, QE) путем покупки государственных облигаций и ценных бумаг для снижения долгосрочных процентных ставок и стимулирования экономики. В результате денежная масса в экономике резко увеличилась, т.е. ликвидность активов выросла. Однако в значительной мере средства, полученные коммерческими банками от продажи бумаг регулятору, не были выданы в качестве займов населению или компаниям, а вернулись в ЦБ.

Еще хуже обстояло дело с NIRP (Negative Interest Rate Policy – политика отрицательных процентных ставок), когда цена денег стала меньше нуля. Эту политику использовали ЦБ Дании, ЕС, Японии и Швеции, а в сфере потребительского кредита – и Германия. Идея заключалась в том, что корпорации будут инвестировать деньги в экономику, а не платить банкам за хранение, а потребители – тратить деньги, а не доплачивать за них на счетах. Оказалось все наоборот, пошла дефляция, и потребитель стал ждать, когда товары подешевеют, а выигрыш будет равен уровню дефляции. Экономика оказалась в стагнации, а развитые страны попали в ловушку ликвидности. В США, фактически, банки создали избыточные резервы в ФРС, экономика показывала слабый рост ВВП. Дело в том, что денег было влито в экономику больше, чем она могла освоить для потребления или инвестиций. Поэтому избыточные средства пошли в рисковые активы. Инвестиционные фонды занялись спекуляциями деривативов, стоимость которых значительно превысила стоимость базисных активов. А руководители компаний стали выплачивало себе щедрые дивиденды.

Однако восстановление экономики США в 2009-2017 гг. было слабым и нестабильным. Поскольку QE снижало процентные ставки, доходы вкладчиков упали, и согласно исследованию компании Swiss Re, политика ФРС стоила им около $470 млрд. Кроме того, такая политика нанесла сильный удар по пенсионным фондам США. В результате экономика США, ЕС и Японии оказались в глобальном дисбалансе неравновесной структуры спроса – слишком выросли расходы без режима экономии.

Дырки в экономике фактически закрывались ростом госдолга. Долг США за время правления президента Барака Обамы почти вдвое увеличился – с $10,6 трлн (2009) до $19,9 трлн (2017)! На этой политике в наибольшей мере выиграло финансовое лобби США, тесно связанное с командой президента Обамы и Клинтонами. Так, например, Челси Клинтон вышла замуж за племянника Джорджа Сороса. Хотя Обама как демократ (у американцев они сродни социалистам) провел медицинскую реформу и вроде бы заботился о снижении уровня бедности, результаты его деятельности оказались прямо противоположными. Рост богатства финансового сектора и tech-компаний FAANG (Facebook, Amazon, Apple, Netflix и Google) сопровождался резким увеличением неравенства внутри страны. Реальная экономика заметно проиграла. Эта политика имела еще один негативный аспект – резкое снижение конкурентности компаний США. На этом аспекте остановимся подробнее и обратимся к структуре экономика США:

Сфера услуг – 78%.

Промышленность – 21% (В 1997 г. за счёт обрабатывающей промышленности формировалось 17% ВВП, в 2013 г. – лишь 12%)

Сельское хозяйство – 1%.

Поэтому, хотя ВВП США превосходит китайский, по производству промышленных товаров они уступают Китаю и практически сравнялись с ЕС. Объясняется это выводом промпредприятий за рубеж. А вот в с/х США имеют очень высокую производительность труда, поскольку их за рубеж не выведешь, и производят на экспорт 69 млн тонн зерна, только в последние годы уступив России лидерство по производству пшеницы. Они первые в мире по производству сои (экспорт в Китай), третьи – по сбору сахарной свеклы, по рису – на 11 месте. Однако на зерновом рынке в условиях торговой войны Китай может ускоренно переключиться на импорт зерна из РФ.

Затеянное Обамой экономическое сражение с РФ путем ввода санкций и резкого снижения стоимости нефти больно ударило по российской экономике, но и проявило негативные тенденции в США. Компании по добыче сланцевой нефти в США заметно подсели, когда цена нефти Brent упала до $28 за баррель и ее стоимость оказалась ниже себестоимости добычи. Они серьезно сократили добычу, стали закрывать скважины, увольнять персонал и прекратили разведочные работы. Спасала их нулевая ставка кредитов и возможность перекредитования. Однако РФ выбить с рынка не удалось. Еще хуже обстояло дело с угольной отраслью, которую довел до банкротства Обама, и десятки тысяч шахтеров потеряли работу.

В целом американские компании потеряли конкурентоспособность, и прекратился отсев слабых агентов с рынка благодаря халявным нулевым кредитам и системе перекредитования убыточных производителей. Поэтому рост производительности труда остановился. А ведь США всегда славились высокой внутренней конкуренцией и высокой производительностью труда (подробнее см. здесь)

Обама пытался разрешить проблему долга созданием соглашения о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП). Он считал, что явное превосходство США и изоляция Китая позволят американским корпорациям установить контроль над этими рынками. Также Обама продвигал торговое соглашение между США и ЕС (TTIP), но европейские корпорации побоялись вступать в прямую конкуренцию с американскими.

Обвал фондового рынка в январе-феврале 2016 г. в Китае показал слабость китайской экономики. В первом квартале 2016 года общий долг Китая вырос до 237% от ВВП! Однако же для американцев стало неприятной неожиданностью, что и фондовые индексы США заметно отреагировали на китайский обвал. Оказалось, что если финансовая элита задумает обвалить доллар и обнулить долги (что осуществлялось в I и II мировых войнах), то США могут пострадать в большей мере, чем Китай и ЕС, поскольку там находится реальное материальное производство товаров, а не дутые деривативы.

Очень тревожным индикатором стала минимальная разница между доходностью краткосрочных и долгосрочных трежерис (долговые обязательства правительства США). Популярно это означает, что инвесторам вкладывать средства в американский долг с погашением через два года почти так же рискованно, как и кредитовать экономику США на десять лет. И сглаживание кривой доходности указывает на путь к рецессии.

Структурные диспропорции в США и поляризация населения по доходам побудили бизнес и население поддержать экономическую программу Трампа. Если говорить совершенно упрощенно, победила линия Рокфеллеров (производство) против Ротшильдов (финансовый капитал). Любопытно, что Лорд Джейкоб Ротшильд в обращении к инвесторам своего фонда RIT Capital Partners отметил необходимость заняться прежде всего сохранением капиталов, а не краткосрочной доходностью! Действие так называемого «эффекта Златовласки (Goldilocks)» исчерпалось, поэтому еще в декабре 2015 г. ФРС США впервые с 2006 года подняли учетную ставку, затем еще шесть раз, доведя ее до 1,75–2,0% годовых. И этот курс будет продолжаться. Начался стремительный переход от долговой экономики к сбалансированной экономике производства, основанной на росте производительности труда. И здесь Трамп оказался как нельзя кстати.

Стратегия Трампа

То, что Трамп победил с лозунгом «Сделаем Америку снова великой», не является обычной фигурой речи для обмана избирателей. «Америка превыше всего» подразумевает дружбу с государствами исходя из правила: покупай американское и нанимай американцев. Также Трамп на инаугурации с сожалением упомянул о «ржавых развалинах заводов и фабрик, напоминающих надгробия» в США (можно привести в пример Детройт), а «матери и дети не могут выбраться из нищеты», в то время как американская система образования купается в деньгах, но «не дает настоящих знаний нашим прекрасным студентам».

Трамп изобретательно и целеустремленно начал ломать либерально-олигархическую систему, выстроенную финансовым капиталом, который настолько усилился, что стал угрожать самим основам независимости США.

Во-первых, он кардинально отошел от стратегии Маккиндера, чем вызвал переполох в политическом истеблишменте США. Трамп и стоящий за ним бизнес считают ее анахронизмом. Поэтому линия контроля Хартленда через Польшу и Украину представляется ему очевидной глупостью, на которую бессмысленно тратить деньги. И если Обама был в Украине и составил о ней негативные впечатления, то Трамп вообще имеет о ней представление как о рассаднике коррупции и деструктива.

Вовторых, он не может понять сути НАТО в кардинально новых реалиях геополитики, когда основные капиталы и торговые потоки перемещаются в зону АТР (Азиатско-тихоокеанский регион), а ЕС отходит на второй план. Чем атлантический НАТО ему может помочь в борьбе с Китаем и Северной Кореей? Приемом в свои ряды Черногории? Зачем США воевать с РФ, когда она не представляет особой экономической угрозы, зато может серьезно помочь в конкуренции с Китаем?

В-третьих, Трамп логично задается вопросом, почему США должны защищать Европу, а она не соблюдает взятые на себя обязательства выделять НАТО 2% бюджета. Причем лидером является сильная Германия (выделяет всего 1,1% ВВП), которая стремится пропетлять, а не строго выполнять обязательства. «Мы тратили триллионы и триллионы долларов за границей, в то время как инфраструктура Америки приходила в негодность и упадок», – сказал Трамп на инаугурации.

Более того, это именно Германия во главе с Меркель затеяла ассоциацию с Украиной, отказавшись согласовывать позиции с РФ, что создало условия для острейшего политико-военного кризиса в центре Европы. А теперь Германия и Франция, подписанты гарантий с Януковичем, стремятся переложить решение проблемы на США, что им совсем не нужно. Поэтому Трамп логично говорит, это ваша внутренняя европейская проблема, вы ее и решайте.

В-четвертых, по мнению Трампа, подготовленные администрацией Обамы соглашения ТТП, TTIP, сделка с Ираном дают «необоснованные преимущества конкурентам США» и «не в полной мере учитывают интересы США». Другими словами, они выгодны финансовому интернациональному капиталу, но невыгодны национальному производителю США. Более всего Трампа беспокоит наследие Обамы в дефиците внешнеторгового баланса США, тренд роста которого Трампу никак не удается переломить. При Обаме этой проблеме не уделяли должного внимания, маскируя ее эмиссией долларов и создавая опасный навес финансовой пирамиды.

В 2017 году дефицит торгового баланса вырос на 12,1% и достиг $566 млрд! Из них с Китаем – $375,2 млрд, с ЕС – $151,4 млрд, Мексикой – $71,1 млрд, Японией – $68,8 млрд, Канадой – $17,6 млрд. Отсюда понятно, почему по мнению Трампа, главными врагами США являются Китай и ЕС, а серьезными конкурентами – остальные в этом списке. В условиях нависшего финансового пузыря и возросшей волатильности фондовых индексов, Трампу не хочется отвечать за те экономические проблемы, которые возникнут при сдувании этого пузыря. Поэтому Трамп при поддержке влиятельного американского бизнеса вполне обоснованно взялся кардинально менять стратегию развития США.

В первую очередь он в экстренном порядке провел налоговую реформу и создал условия для возврата американского капитала из-за рубежа, и прежде всего из офшоров. И не просто возвращение, а финансирование новой индустриализации США. Причем эта реиндустриализация будет проводиться на совершенно новой основе высоких технологий и инноваций и построения безлюдных производств. Одновременно через расширение субсидий увеличивается поддержка локального и малого бизнеса. Результаты уже есть. Во втором квартале экономика США выросла на 4.1%!

Во-вторых, он на серии встреч чуть ли не в ультимативной форме потребовал от ведущих стран НАТО, прежде всего Германии, немедленно (а не к 2024 г.) выполнить принятые обязательства по финансированию коллективной безопасности. В июне в письме канцлеру Германии Ангеле Меркель Д. Трамп написал: «Продолжающиеся недоплаты Германией в оборонный бюджет подрывают безопасность союза и становятся оправданием невыполнения обязательств по расходам на оборону для других союзников, которые рассматривают Германию как образец». Также руководителям Германии, Бельгии, Норвегии и Канады Трамп написал, что «теряет терпение» в ожидании выполнения данных ими обещаний. Можно не сомневаться, что Трамп заставит союзников выполнять обязательства и поднимет свой рейтинг в США.

В-третьих, несмотря на попытки Дональда Трампа сбалансировать внешнюю торговлю страны, дефицит продолжал расти, поэтому 1 марта он заявил, что США введут импортные пошлины. В перспективе он хочет сделать его профицитным. Министерство торговли США объявило о введении пошлин на импорт стали и алюминия из Канады, Мексики и ЕС с 1 июня. И пригрозили ввести пошлины на автомобили ЕС. Хотя считается, что США помогают Украине, пошлины на сталь и алюминий распространились и на нее, что лишний раз говорит – в экономической борьбе друзей нет. США также были недовольны, что ЕС закрыло свой рынок для с/х продукции из США. В целом при внешней показушной дружбе отношения США и ЕС определяются жестким экономическим соперничеством, однако ЕС практически полностью зависит от США.

США контролирует ЕС через Германию, а ее держит в узде своими военными базами, контролем экономики через американские ТНК и косвенно – политически – через Польшу, Прибалтику, Болгарию, Румынию, Чехию, Словакию. Собственно, высокомерное отношение к ЕС характерно было и для демократов (вспомните скандальное высказывание помощника госсекретаря США Виктории Нуланд о ЕС). Трамп же перестал играть в дипломатию и стал называть вещи своими именами.

Результат не заставил ждать. Трамп остался доволен переговорами с председателем Европейской комиссии Жан-Клодом Юнкером в США: «Представители ЕС заверили, что сразу начнут покупать соевые бобы у наших фермеров. Кроме того, они будут закупать большое количество сжиженного газа». Последний пункт очень важен для Трампа, поскольку он лоббирует всю нефтегазовую отрасль.

В-четвертых, Трамп выстраивает кардинально другую стратегию в нефтегазовой сфере. Стратегия Маккиндера исходила из того, что США крупный импортер нефти, поэтому они должны были контролировать Ближний Восток и нефтегазовые потоки из СССР в Западную Европу. Не секрет, что ФРГ вопреки позиции США все-таки начала импортировать газ из СССР (сделка века «газ-трубы» 1970 г.). Этим контрактом ФРГ заметно удешевила свою продукцию по сравнению с американской, что позволило ей повысить социальное обеспечение своих граждан и поставить под экономический контроль Европу.

Логика действий Трампа иная. Зачем тратить деньги на контроль Польши и коррупционной Украины, если можно заставить ЕС покупать СПГ (сжиженный природный газ) из США, а не газ РФ, которую Германия считает врагом, но активно с ней сотрудничает?

ФРГ не может отказаться от российского газа по двум причинам. Первая – его дешевизна, а отсюда и высокая конкурентоспособность немецкой продукции. Вторая – Германия становится ключевым хабом в Северной и Центральной Европе, а это дополнительные доходы за транзит. По-видимому, Меркель нашла с Трампом консенсус. ФРГ будет закупать и газ из РФ через СП-1 и СП-2, и СПГ из США, для чего построят терминалы в Германии. Как известно, Меркель заявляла, что дефицит газа в размере 20 млрд м3 ФРГ будут закупать через Украину. По-видимому, эта квота уйдет США.

Предвижу вопрос – а как же отношение Трампа к блокаде СП-2? Я полагаю, что Трамп выстраивает комплексное решение.

В 2016 г. РФ и ОПЕК заключили картель в формате ОПЕК+ для контроля добычи нефти. Практика показала эффективность сделки, и сегодня идут переговоры о создании новой организации из 24 государств. Полагают, что Трамп негласно просил СА (Саудовскую Аравию) повысить квоты и снизить стоимость нефти до $70 за баррель, поскольку в США грядет сезон отпусков. А снижение добычи в Венесуэле, Мексике и Канаде, и предполагаемая блокада Ирана могут взметнуть цены до $150 за баррель, как предупредила американская инвесткомпания Sanford C. Bernstein & Co.

В принципе, после сезона отпусков Трампу выгодна цена $80-100 за баррель. Таким образом, он поддержит собственных нефтяников, улучшит экспортный баланс США и резко снизит конкурентоспособность Китая и ЕС, своих экономических противников. Поэтому не стоит удивляться, что Трамп может примкнуть к картелю РФ и СА на выгодных для США условиях. Например, СПГ Ямала пойдет через американские фирмы, которых в виде исключения освободят от эмбарго для увеличения добычи СПГ в РФ. На возможность такой эффективной для США стратегии регулирования глобальных энергетических рынков с РФ и СА указывает и обозреватель FAZ Кристиан Зиденбидель[3].

Заметим, что с СПГ Ямал нефть уже шла в США, и также стала поступать в Индию (в перспективе до 3 млн тонн). С другой стороны, 29 июля американские сенаторы от республиканской партии направили письма в посольства Германии, Франции и Великобритании в Соединенных Штатах с предостережением относительно намерений этих стран обойти санкции США против Ирана!

В-пятых, особый удар в конкурентной борьбе Трамп нацелил на Китай. В 2016 г. Трамп заявил, что Китай «насилует» США. 20 июня 2018 г. Белый дом обвинил Китай в политике «экономической агрессии», которая угрожает США и всему миру[4]. Автором доклада выступил глава Национального совета по торговле при Белом доме Peter Navarro. Трамп перешел от неэффективного устрашения Китая авианосцами к жестким экономическим методам. Дело в том, что американские политики и военные при Обаме, раздувая по традиции опасность России, проспали мощное усиление Китая, и не только в экономической, но и, о ужас! – в военной сфере. Для понимания стратегии Трампа в отношении Китая остановимся на этом вопросе подробнее.

                                                  Китай

В Украине в силу доминирования сельской ментальности Китай ранее воспринимали как нечто примитивное (а себя считали передовыми), а сейчас уже как нечто великое и могущественное. Все оценивалось через формальные показатели – ВВП по ППС Китая уже превысило американский, а военный бюджет КНР в 2018 г. составил $175 млрд.

Однако для специалиста в Китае не все так безоблачно. Там быстро растут структурные диспропорции. Китай отличается самыми быстрыми темпами роста отношения общего долга к ВВП – за 9 лет он вырос с 146% ВВП до 304% (данные IIF по состоянию на май 2017). Это почти вдвое превышает средний уровень по развивающимся странам (175% ВВП). По оценке МВФ на каждый юань новых кредитов экономика порождает всего 0,625 юаня нового ВВП.

Китаю для поддержания прироста ВВП приходилось накачивать внутренний рынок деньгами, сохраняя нерентабельные производства, но правительство боится идти на радикальные шаги по банкротству предприятий. Ярким примером бессмысленного накручивания ВВП является строительство безлюдных мегаполисов, в которые планируется переселить 300 млн сельских жителей. Серия снимков Кая Кеммерера под названием «Нерожденные города»[5] впечатлила мир, но оставила открытым вопрос, будут ли эти мегаполисы когда-либо заселены.

Китаю принадлежат три самых крупных банка в мире, тем не менее, банковская система находится под жестким контролем государства. Стремление китайских властей разного уровня выполнить цели Компартии по экономическому росту привело к масштабной кредитной эмиссии для поддержания нежизнеспособных компаний. Брать кредиты не представляло труда, в результате рос объем «плохих» кредитов. Поэтому многие китайские компании функционируют по принципу финансовой пирамиды[6].

По сути, банковская система КНР, пытаясь поддержать кредитами китайское экономическое чудо, превращается в бомбу замедленного действия.

С еще одной проблемой Китай столкнулся, когда юань вошел в корзину резервных валют МВФ. Необходимость поддерживать определенный курс юаня вызвало сокращение золотовалютных резервов ($3119 млрд. на декабрь 2017 – против $3840 млрд. в конце 2013). Однако нестабильность юаня все равно привела к снижению доли юаня в международных расчетах через SWIFT с 2.3% (2015) до 1.5% (2017). Также усилился отток капитала за рубеж.

Тревожно прозвучала фиксация Китаем отрицательного сальдо текущего счета платежного баланса в размере $34,1 млрд (1,1% ВВП) за I квартал 2018 г. Как отметило Reuters, это первый дефицит с начала 2010 г. Соотношение неуклонно снижается с 10% ВВП в 2007 г.

По расчетам IIF валютный долг банковского сектора Китая вырос с $110 млрд в первом квартале 2010 года до $785 млрд в первом квартале 2018 года. Данный тренд также указывает на растущую уязвимость финансового сектора КНР перед колебаниями юаня.

Китай попал в ловушку среднего дохода – это ситуация в экономическом развитии, когда страна застревает на среднемировом уровне дохода. Это связано с резким падением производительности труда, падением эффективности государственного стимулирования экспорта, отсутствием структурных и институциональных реформ, проблемами в финансовом секторе. Для выхода из этой ловушки необходим переход на производство собственного инновационного продукта, что невозможно без структурных и институциональных реформ. Компартия это понимает и выдвинула программу «Сделано в Китае – 2025».

И вот в это время Трамп обрушился всей американской мощью на китайскую экономику, выбивая ее с лидирующих позиций, как в свое время Японию. Мало кто помнит, что в 80-е годы Японию считали конкурентом США. Вот-вот она должна была превзойти США по ВВП (её уровень к началу 1990-х достиг 85% ВВП США!). К концу 1980-х капитализация японского рынка акций превысила капитализацию американского рынка! В конце 1980-х годов семь из десяти крупнейших мировых банков были японскими! Японский кризис начался с разрыва спекулятивных пузырей на финансовых рынках. Экономика страны на десятилетие погрузилась в стагнацию, и его результаты проявляются и сегодня. Окончательно банковскую систему Японии добил кризис в ЮВА в 1997, в определенной мере инициированный США.

Однако вернемся к мерам США против Китая.

В первую очередь через ФРС посредством быстрого роста ставок был включен «долларовый пылесос», который укрепил курс доллара по отношению к другим валютам и вызвал отток капитала с развивающихся рынков в Америку. Это заметно подняло стоимость обслуживания долларовых долгов, что стало неприятной неожиданностью для экономики КНР.

Во-вторых, Трамп отошел от стратегии Обамы переводить производство ширпотреба из Китая во Вьетнам и Индонезию, а сразу стал стимулировать возвращение производства в США на суперинновационной базе, где роль дешевого труда нивелируется. Таким образом, Трамп заметно сокращает валютные поступления в экспортноориентированную экономику Китая. Также он стремится заблокировать Иран, достигая двух целей. Ведь основной экспорт нефти из Ирана идет в Китай.

В-третьих, Трамп начал борьбу с китайским протекционизмом с требования к Китаю открыть его рынок. 6 июля вступили в силу штрафные пошлины США против Китая на товары общей стоимостью $34 млрд. В ответ Госсовет КНР утвердил новые пошлины на товары из США на ту же стоимость. Эта бравада дорого обойдется Китаю, так как он находится в заведомо невыгодной позиции (перекос в экспорте на $350 млрд). Поэтому 20 июля в интервью телеканалу CNBC Трамп заявил, что не исключает введения импортных пошлин на все товары из КНР на $500 млрд, если Китай продолжит предпринимать ответные действия против США.

4 августа Дональд Трамп в Twitter сообщил: «Пошлины работают намного лучше, чем кто-либо предполагал. Рынок Китая упал на 27% за последние четыре месяца, и они ведут с нами переговоры. Наш рынок сильнее, чем когда-либо прежде, и будет значительно расти, когда эти ужасные торговые сделки будут успешно перезаключены».

Действительно, эта торговая война нанесла серьезный удар по китайской экономике, цены на акции резко упали. Многие заводы в прибрежных городах Китая были вынуждены остановить работу. Японская «Санкэй симбун» сообщила в начале августа, что в Компартии КНР зреет недовольство политикой, которую проводит товарищ Си, и его «диктаторский режим» будет обсуждаться на большой партийной конференции в августе в курортном городе Бэйдайхэ. Высказывается мнение, что Си ведет страну в тупик.

В-четвертых, большую проблему Трамп видит в хищении Китаем интеллектуальная собственности на сотни миллионов долларов, особенно в рамках государственной стратегии модернизации промышленности КНР «Сделано в Китае –2025». Именно с помощью этой амбициозной программы Китай намерен форсировать научно-техническое развитие и вырваться из ловушки среднего дохода. Минфин США разрабатывает нормы, которые заблокируют Китаю возможность приобретения американских технологичных компаний и расширят контроль над экспортом значимых технологий в Китай, чтобы сорвать реализацию стратегии «Made in China 2025». Поднимается вопрос об ограничениях для китайских студентов, желающих учиться на высокотехнологичных специальностях.

В-пятых, Трамп в противовес китайскому «Один пояс» предлагает Индо-тихоокеанское экономическое видение (IPEV) – новый порядок в Евразии и Азиатско-Тихоокеанском регионе с опорой на Японию и США[7].

Китай, конечно, так просто не сдастся. Помимо проекта «Один пояс – один путь», Китай предпринимает ряд мер. В марте Шанхайская биржа открыла торговлю нефтяными фьючерсами за юани, которые привязываются к золоту. Это ощутимый удар по доллару на глобальном рынке энергоносителей. Главными поставщиками нефти на эту биржу стали Россия, Иран и Венесуэла. А сами сделки «непрозрачны» для американских финансовых регуляторов. При давлении США на ЕС в связи с блокадой иранской нефти, европейские страны могут безболезненно воспользоваться этой биржей. Также французское правительство предлагает использовать для обеспечения иранских сделок европейские государственные финансовые структуры, например, ЕЦБ. Этими схемами с удовольствием могут воспользоваться компании средней руки. К Шанхайской бирже может привязаться и Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа (СПбМТСБ).

Китай запустил CIPS (аналог системы платежей SWIFT), к которому может подключиться российский аналог SWIFT – Система передачи финансовых сообщений Банка России (СПФС). Однако эти системы имеют недостатки. В октябре 2017 г. в КНР запустили платежную систему PVP для транзакций в юанях и российских рублях. Кроме того, Китай запустил международную платежную систему UnionPay International (UPI), она дает возможность использовать карты для оплаты товаров, услуг и снятия наличных в 162 странах мира.

Еще в 2012 г. Китай и Япония перешли на бездолларовые взаиморасчеты. 9 мая 2018 г. в Токио состоялась встреча на высшем уровне Японии, Китая и Республики Корея (вместе 22% мирового ВВП), направленная на восстановление стратегического доверия и развития сотрудничества. Был подписан меморандум «О сотрудничестве Китая и Японии на третьих рынках».

Саммит ШОС (9-10 июня 2018) в Китае принял «Циндаоскую декларацию». Статус «партнера по диалогу ШОС» получила Турция. Однако реально эта организация еще очень сырая.

Это же касается и БРИКС, но она постепенно набирает силу и опыт взаимодействия. БРИКС способна сформировать сильный экономический блок по аналогии с «Большой семёркой». 26 июля в Йоханнесбурге прошел 10-й саммит БРИКС под девизом «БРИКС в Африке: сотрудничество для достижения инклюзивного роста и благосостояния в условиях 4 промышленной революции». Однако в закрытом режиме повестка была гораздо более широкой, особенно в условиях политики протекционизма США. А портфель одобренных инвестиционных проектов Нового банка развития БРИКС уже превысил $5 млрд. Также выстраивается экономико-политический союз Китай – Иран – РФ – Турция. С ответвлениями Китай – Япония – Южная Корея, РФ – Индия, Пакистан, Сирия.

Чрезвычайно важным является проработка Россией и Китаем интеграции своих Глобальных навигационных спутниковых систем (ГНСС). Сейчас действуют две такие системы – российская ГЛОНАСС и американская GPS. На подходе еще две – Galileo (ЕС) и Beidou (Китай). Китай в этом году выводит на орбиту 18 спутников связи, а к 2020 году их число достигнет 30. Объединенная система навигации ГЛОНАСС/Beidou станет альтернативой GPS/Galileo. Сейчас в чипсетах в приоритете стоит GPS. В создаваемой российско-китайской системе в приоритете для стран ШОС и по маршруту Великого шёлкового пути будет стоять ГЛОНАСС, а GPS будет вспомогательной.

Однако новая политика Трампа еще в большей мере влияет на средние и малые развивающиеся страны.

                                      Развивающиеся страны

В IIF отметили, что кредитные риски продолжают расти. До конца 2019 года развивающимся странам предстоит погасить долги на $2,7 трлн! Самые большие риски у тех стран, у которых высокая доля долгов в долларах. Повышение ставки ФРС укрепляет доллары, они будут уходить из таких стран и стоимость перекредитования существенно вырастет. К таким государствам среди наших соседей аналитики относят Турцию (47% кредитов в долларах) а также Польшу. У развивающихся экономик возникнут проблемы с выплатой внешних займов и последуют валютные кризисы с переходом в глобальный кризис. Турецкая лира в августе потеряла более 20% по отношению к доллару США (и 40% с начала года). Хотя здесь имеют значение и политические аспекты, но основная проблема Турции заключается в долговом кризисе. Эрдоган принял вызов США в «экономической войне», но долги Турции ставят под удар ее кредиторов – испанский BBVA, итальянский Unicredit и французский BNP Paribas, что создает проблемы в ЕС.

Польша также плотно сидит в ловушке среднего дохода, и поддерживать свой уровень может только за счет дотаций из ЕС и низких зарплат для обеспечения конкурентности своей продукции. Иначе ФРГ выведет свои предприятия из Польши. Последний семилетний бюджетный цикл ЕС, в котором Польша является крупнейшим бенефициаром, заканчивается в 2020, после него дотации иссякают. Поскольку зарплаты в Польше стали расти, а с ней и себестоимость продукции, спасением для нее является дешевая рабочая сила из Украины (2 млн. гастарбайтеров). Претензия Польши на лидерство в и Триморье (творческое развитие идеи Междуморья Пилсудского в XXI веке) беспочвенна. Цели государств в этом проекте слишком противоречивы, а реального политико-технологического лидера нет. У претендующей на лидерство Польши есть только «пыхатисть», но отсутствуют технологии. Также Польша традиционно не была способна генерировать геополитические концепции, поскольку замыкалась только на себе любимой.

О плачевном долговом положении Украины общеизвестно, но результаты пагубной экономической политики уже видны не только по падению курса гривны, но и росту учетной ставки НБУ – до 17,5% (с 3.07.2018). Напомним, при антинародном Януковиче она снизилась до 6,5% (13.08.2013 – 14.04.2014). Конечно, при существующей ставке экономике хорошо только на кладбище.

МВФ обвиняет Трампа в ошибочной политике, мотивируя тем, что в развивающихся странах прекратиться борьба с бедностью, глобальный кризис снизит рост мировой экономики, а высокие проценты ФРС повысят неравенство внутри США. Изоляционистская политика США и новые торговые барьеры разрушат общую мировую торговую систему. Этот визг, который подняло МВФ, либеральная олигархия и финансируемые ею НГО и СМИ совершенно понятен. Именно при их либеральной финансовой политике резко вырос долларовый навес над США, а глобальный долг в три раза превысил мировой ВВП. Расслоение доходов в мире также выросло, как свидетельствуют исследования Тома Пикетти[8].

Трамп как раз и хочет сломать эту ущербную либерально-финансовую конструкцию виртуальных доходов и вернуть мир к здоровой экономике. И попутно опять вывести США в единоличные лидеры. Поэтому следует осуществить глубокую реформу МВФ, ВБ, ВТО, ООН. Фактически, он обращается к неомеркантилизму, чтобы получить активное сальдо торгового баланса для достижения политических целей. Здесь не место входить в споры, какая экономическая концепция самая верная.

Суть в том, что Дональд Трамп начал мировую «экономическую войну». Ее можно назвать Третьей, поскольку те войны также были связаны с глобальными индустриальными переходами. Конечно, Трамп логичен и адекватен с позиции США, поскольку долларовый навес достиг критической величины. Он опирается на мощнейший Военно-промышленный комплекс (ВПК) США, (оборонный бюджет на 2019 составил аж $716 млрд!) и на мощнейшие энергетические корпорации (нефть, газ, уголь, электричество). А также на достаточно влиятельные аграрные и строительные корпорации. Не забудем и огромные связи в шоу-бизнесе. Его противники – демократы опираются на финансовое лобби и tech-компании FAANG, под их контролем большая часть СМИ, которые и развернули отчаянную информационную кампанию конца света. В какой-то мере они правы, в этой схватке будет много проигравших.

Попутно Трампу надо ослабить или убрать внешних конкурентов – те страны, которые обладают полноценным суверенитетом (Россия, Китай, Иран, Турция, Индия и частично Германия). Понятно, почему инициатива экономической войны исходит из США – в условиях перехода к Индустрии 4.0 у них безусловное лидерство. И именно в США есть две важных морковки – долларовая финансовая система и огромный внутренний рынок. Доступ на него будет предоставляться союзникам и сателлитам. Отметим нюанс, наш селянский менталитет под рынком понимает количество населения, а не финансовую возможность. Так, при 40 млн населения рынок Украины чрезвычайно беден, ВВП составил всего $119 млрд (МВФ, 2017), а, для примера, Израиль (всего 8,7 млн) – в три раза больше – $318 млрд.

Глобальное переформатирование политико-экономического пространства в результате этой мировой войны будет существенным, и страны с долговыми проблемами окажутся отброшенными вспять без шансов на вхождение в Индустрию 3.0 и 4.0. Автор сознательно не анализировал Россию, так как она в этом глобальном переходе к Новой экономике и новым мировым отношениям становится ключевым игроком. У нас она вызывает эмоции по типу красной тряпки у быка, что мешает анализу. Ей и возможным конфигурациям воюющих сторон посвятим вторую часть этой статьи. Там же выясним место и стратегии Украины, которую мы здесь также практически не затронули.

Понравился текст? Автора можно отблагодарить на карту Приват 5167 9856 9004 1074 Удовик Сергей

[1]  http://hvylya.net/analytics/geopolitics/borba-za-modern-10-geopolitika.html

[2] https://www.eventregistry.org/concept/Institute_of_International_Finance

[3] http://www.faz.net/aktuell/finanzen/finanzmarkt/wie-trump-und-putin-den-oelmarkt-kontrollieren-wollen-15695798.html

[4] https://www.bloomberg.com/news/articles/2018-06-20/trump-faults-china-s-economic-policy-as-threat-to-u-s-security

[5] http://thekievtimes.ua/photo/527535-kitaj-tainstvennye-i-pustye-goroda-foto.html

[6] https://www.reuters.com/article/us-china-corporate-debt-idUSKCN1240NT

[7] https://thediplomat.com/2018/05/building-an-order-for-the-indo-pacific/

[8] https://wid.world/

АВТОР: Сергей Удовик
ХВЫЛЯ

dsq_needs_sync:
1
Tagged under