• Українська
  • Русский

Типы коронавируса: «восточно-азиатский» и «европейский»

автор: Андрей Илларионов
Российский политик и экономист

Накопленная информация позволяет сделать вывод о том, что в настоящее время мир имеет дело, по меньшей мере, с двумя весьма различающимися типами коронавируса SARS-CoV-2 – «восточно-азиатским» и «европейским». С биологической точки зрения, разновидностей коронавируса, естественно, гораздо больше. Но внимание большинства человечества в ближайшее время будут привлекать, очевидно, прежде всего именно эти два типа.

1. Биологический подход

В течение последних месяцев микробиологи, вирусологи, филогенетики, специалисты в других областях биологических наук ведут беспрецедентную работу по выявлению мутаций коронавируса и идентификации его многочисленных версий. По последним данным, обнаружено не менее шести тысяч его разновидностей. Учитывая скорость роста безостановочно «кустящегося» эволюционного дерева коронавируса, это означает, что сейчас появляется не менее 100 его вариантов ежедневно. В подавляющем большинстве случаев их отличия друг от друга интересуют лишь узкий круг специалистов.

Большинство же жителей планеты заитересованы прежде всего в том, как разные виды коронавируса воздействуют на человека, есть ли между ними различия, и если да, то в чем.

Разработчики наиболее полной базы образцов коронавируса практически в режиме реального времени создают «портрет» эволюционного дерева коронавируса.

Им также удалось выявить несколько основных геномных кластеров коронавируса и локализовать их на географической карте.

С точки же зрения взаимодействия коронавируса с человеческой популяцией можно выделить два его основных типа, какие по месту их наиболее яркого проявления можно назвать соответственно «восточно-азиатским» и «европейским». Есть несколько параметров во взаимодействии коронавируса с человеком, количественные значения которых позволяют идентифицировать заметные различия между двумя этими типами.

2. Периодизация эпидемии

Исторически первым был «восточно-азиатский» тип коронавируса. Первым проявлением болезни официально считается случай, зарегистрированный в Ухане 1 декабря 2019 г. Однако газета South China Morning Post со ссылкой на находящиеся в ее распоряжении документы правительства КНР утверждает, что первой пациенткой была 55-летняя женщина, заболевшая еще 17 ноября 2019 г. Тем не менее и она, скорее всего, не была «нулевым пациентом».

По данным той же газеты к концу 2019 г. в Ухане было уже 266 инфицированных.

В течение первых (как минимум) 57 дней – с 17 ноября 2019 года по 12 января 2020 года – случаи заболевания коронавирусной инфекцией регистрировались только в Китае. Этот первый период распространения инфекции с 17 ноября 2019 г. по 12 января 2020 года можно назвать китайским.

В период с 13 января по 1 февраля 2020 г. вирус из Уханя был обнаружен еще в 25 странах мира – Таиланде, Японии, Южной Корее, Тайване, Камбодже, на Филиппинах, в Гонконге, Сингапуре, Вьетнаме, Малайзии, Индии, Шри-Ланке, Непале, ОАЭ, Австралии, Канаде, США, Великобритании, Франции, Испании, Италии, Германии, Швеции, Финляндии, России. Иными словами, в течение этих 20 дней вирус завоевывал в среднем по 1,3 новой страны ежедневно. К концу этого периода на 10 восточно-азиатских стран пришлось 73,5% от общего числа всех случаев в мире (без Китая). Поэтому второй период распространения инфекции (с 13 января по 1 февраля 2020 г.) можно назвать восточно-азиатским.

1 февраля в казавшемся безостановочном мировом наступательном походе коронавируса внезапно возникла пауза, которая длилась почти три недели – до 20 февраля. После быстрого захвата ряда стран коронавирус как будто бы «уснул». Казалось, он «передумал» завоевывать новые пространства. Во время этой почти трехнедельной паузы произошли лишь два изолированных заражения (по одному человеку в Бельгии и Египте). Этот третий период можно так и назвать – глобальная пауза. В течение этого периода удельный вес восточно-азиатских случаев заражений в общемировом числе (без Китая) увеличился до 85,1%, европейских – снизился с 13,2 до 8,1%.

Глобальная пауза в распространении коронавируса, февраль 2020 г.

Пауза в коронавирусном наступлении была прервана 20 февраля. В этот день о появлении первых двух больных объявил Иран. Два дня спустя, 22 февраля, на расстоянии тысяч километров друг от друга практически одновременно произошли два эпидемических взрыва: один – в Иране, другой в Италии. В последующие дни и недели европейский театр стал главным направлением наступления коронавируса. Удельный вес Европы в общемировом числе случаев (без Китая) вырос с 6,4% 22 февраля до 55,5% 21 марта. Поэтому можно говорить о том, что с 20 февраля начался четвертый период эпидемии – европейский взрыв, быстро перешедший в мировую пандемию.

Колоссальная по длительности для эпидемической обстановки и пока не вполне объяснимая временная пауза в межстрановом распространении вируса длительностью почти в три недели позволяет четко отделить друг от друга два временных кластера взрывного эпидемического поведения и, следовательно, выделить четыре основных периода пандемии:

1) китайский (17 ноября 2019 г. – 12 января 2020 г.);

2) восточно-азиатский взрыв (13 января – 1 февраля 2020 г.);

3) глобальная пауза (2 – 19 февраля);

4) европейский взрыв (с 20 февраля), быстро перешедший в общемировую пандемию.

3. Изменения в географии

Эпидемические извержения, начавшиеся в Иране и Италии 20-22 февраля, ознаменовали собой начало нового периода, качественно отличающегося от предыдущего периода с относительно «плавным» распространением коронавируса.

Прежде всего резко увеличилось число стран, затронутых эпидемией. Если за 19 дней периода глобальной паузы число стран, затронутых эпидемией, увеличилось лишь на две, то в последующие 19 дней на стадии европейского взрыва оно возросло на 79.

Таблица 1. Изменения в географии эпидемии по трем периодам

Во-вторых, географический центр пандемии переместился из Восточной Азии в Европу. Если в течение 19 дней глобальной паузы удельный вес Восточной Азии в общем числе случаев в мире (без Китая) увеличился с 72,8 до 83,4%, то в течение первых 19 дней периода европейского взрыва он упал до 26,5%. В то же время за 19 дней стадии европейского взрыва удельный вес Европы в общем числе случаев в мире (без Китая) вырос с 8,1 до 42,8%.

4. Скорость распространения

Во время четвертого периода эпидемии – европейского взрыва – радикально выросла скорость распространения инфекции. Значение базового коэффициента репродукции R0, определенное по китайским данным на уровне 2,2, в Европе составляло в первые недели взрыва 4,0 и, по некоторым сообщениям, достигало даже 5,7.

Если за 19 дней глобальной паузы с 1 по 20 февраля число общее число случаев инфицирования коронавирусом в мире (без Китая) увеличилось в 3,4 раза (средний темп прироста составлял 6,7% в день), то в последующие 19 дней (с 20 февраля по 10 марта) оно возросло в 63 раза (средний темп прироста увеличился до 24,4% в день).

Таблица 2. Скорость распространения инфекции в мире (без Китая) по трем периодам

5. Разное поведение «старого» и «нового» типов вирусов

То, что в Европу после почти трехнедельной глобальной паузы в дополнение к «старому» варианту коронавируса прибыл его «новый» тип, стало заметным по практически всем изменившимся количественным характеристикам его взаимодействия с человеческой популяцией. В восьми европейских странах (Великобритании, Франции, Испании, Италии, Германии, Швеции, Финляндии, Бельгии), в которых первые случаи заболеваний «восточно-азиатским» типом коронавируса были зарегистрированы до 4 февраля, распространение инфекции с 20-22 февраля радикально ускорилось.

Таблица 3. Скорость распространения инфекции в странах трех регионов мира, в которых были зарегистрированы случаи до 4 февраля, по двум периодам

Если за 19 дней глобальной паузы число случаев в Европе выросло в 2,1 раза, то за следующие 19 дней европейского взрыва – почти в 313 раз. Если на стадии глобальной паузы средний прирост числа заболевших в Европе составлял 4% в день, то в последующие 19 дней – более чем 35% в день.

В то же время в 10 восточно-азиатских странах (Таиланде, Японии, Южной Корее, Тайване, Камбодже, Филиппинах, Гонконге, Сингапуре, Вьетнаме, Малайзии) распространение инфекции на стадии европейского взрыва не происходило с такой катастрофической скоростью, как в Европе. Скорость распространения коронавирусной инфекции повысилась, естественно, и в этом регионе, но не так драматично, как в европейских странах. Если за 19 дней стадии глобальной паузы число случаев в Восточной Азии выросло в 4,1 раза, то за следующие 19 дней – в 20,5 раз.

Следует заметить, что в Австралии и Канаде, странах по подавляющему большинству своих социальных, экономических, политических, даже генетических характеристик более близких к Европе, нежели к Восточной Азии, рост числа случаев инфицирования на стадии глобальной паузы проходил по сценарию, похожему для всех трех регионов, а на стадии европейского взрыва – похожему на восточно-азиатский вариант.

На стадии глобальной паузы число случаев инфекции выросло:

в Восточной Азии – в 4,1 раза,

в Австралии и Канаде – в 1,8 раза,

в Европе – в 2,1 раза.

На стадии европейского взрыва число случаев инфекции выросло:

в Восточной Азии – в 20,5 раза,

в Австралии и Канаде – в 7,7 раза,

в Европе – в 312,9 раза.

Кажущаяся смена «парадигмы» в реакции на эпидемию при переходе от одной ее стадии к другой в Австралии и Канаде произошла не потому, что 20-22 февраля 2020 года эти две страны и эти два общества одновременно, как по команде, внезапно сменили свою восприимчивость к коронавирусу, так сказать, европейского типа на восприимчивость к нему, так сказать, восточно-азиатского типа и тем самым избежали наиболее трагического сценария развития эпидемии. Естественно, это невозможно.

Разгадка этой загадки заключается в том, что на стадии восточно-азиатского взрыва во все 27 стран первой волны (25 стран до 1 февраля, плюс Бельгия и Египет несколькими днями позже) распространился восточно-азиатский тип коронавируса.

На стадиях глобальной паузы и европейского взрыва этот тип коронавируса продолжал господствовать и в Восточной Азии, и в Австралии и в Канаде, и в Европе.

А вот на стадии глобальной паузы в Европу проник и в ходе последовавшего затем европейского взрыва вытеснил своего предшественника новый тип коронавируса, существенно отличающийся от своего старшего родственника количественными характеристиками – контагиозностью, скоростью распространения, заболеваемостью, смертностью, летальностью. В дальнейшем этот, европейский, тип коронавируса, из Европы распространился, очевидно, и в некоторые другие регионы мира.

6. Количественные характеристики двух типов коронавируса

Визуально поведение двух типов коронавируса можно наблюдать на примере распространения инфекции в двух частях мира – Восточной Азии и в остальной части мира. Для сопоставимости результатов на нижеследующих графиках представлены страны, одновременно удовлетворяющие двум критериям:

1) в них зарегистририровано 100 и более случаев заражений;

2) с начала стадии эпидемического взрыва в них прошло не менее 28 дней.

По горизонтальной оси на графиках отложены календарные даты, по вертикальной – число заболевших на 1 млн жителей.

Заболеваемость на 1 млн. жителей в двух группах стран на 0-й день с начала стадии взрыва

Заболеваемость на 1 млн. жителей в двух группах стран на 7-й день с начала стадии взрыва

Заболеваемость на 1 млн. жителей в двух группах стран на 14-й день с начала стадии взрыва

Заболеваемость на 1 млн. жителей в двух группах стран на 21-й день с начала стадии взрыва

Заболеваемость на 1 млн. жителей в двух группах стран на 28-й день с начала стадии взрыва

Как видно по представленным графикам, между двумя группами стран – «расширенной Восточной Азией» (к которой относятся, кроме собственно восточно-азиатских стран, также и Австралия и ОАЭ) и остальным миром – пролегает широкая временная полоса (период между 31 января и 19 февраля), отделяющая начало стадий эпидемического взрыва в странах одной группы от начала стадий взрыва в странах другой. В странах «большой Восточной Азии» (вместе с Австралией и ОАЭ) стадии взрыва начались в период между 21 и 30 января. В группе стран остального мира стадии взрыва начались с 20 февраля. Ни в одной стране мира стадия взрыва не началась в промежутке между 31 января и 19 февраля. Почему в развитии эпидемии наступила эта глобальная пауза, почему она сохранялась в течение трех недель, еще предстоит разобраться.

Если рассматривать средние значения по каждой из этих групп стран целиком, то видно, что показатели заболеваемости в расчете на 1 млн. жителей в группе стран остальной части мира даже накануне стадии взрыва (в нулевой день) были несколько выше, чем в группе стран Восточной Азии. Об этом свидетельствует слабый положительный наклон линии тренда на самом первом из этой серии графиков.

С течением времени – при переходах от 0-го дня последовательно к 7-му, 14-му, 21-му, 28-му дням стадии взрыва угол наклона линии тренда увеличивается, что свидетельствует о том, что заболеваемость в странах остальной части мира (во многих из которых распространился «европейский» тип коронавируса) увеличивалась заметно быстрее, чем заболеваемость в восточно-азиатской группе стран (в которой по-прежнему продолжал действовать «восточно-азиатский» тип вируса).

Если графически изобразить разницу в скорости нарастания заболеваемости в этих двух группах стран, то получается следующая картина.

Заболеваемость на 1 млн. жителей в двух группах стран с начала стадии взрыва

Как видно, разрыв в уровнях заболеваемости на 1 млн. жителей между группами стран, находящимися под воздействием двух разных типов коронавируса, оказывается огромным и к тому же постоянно нарастающим. Не менее впечатляющей является и разница между теми же группами стран в динамических показателях смертности.

Смертность на 1 млн. жителей в двух группах стран с начала стадии взрыва

Основные количественные показатели воздействия двух типов коронавируса на человеческую популяцию можно свести в следующую таблицу.

Таблица 4. Заболеваемость, смертность, летальность в двух группах стран с двумя типами коронавирусов на 28-й день с начала стадии эпидемического взрыва по состоянию на 13 апреля 2020 г.

Нетрудно видеть, что показатели заболеваемости и смертности в двух группах стран различаются на два порядка: европейский тип коронавируса по сравнению с восточно-азиатским на 28-й день после начала стадии взрыва приводит к более высоким уровням: заболеваемости – в среднем в 97 раз, смертности – в 402 раза.

Поскольку каждая из этих групп стран – и «восточно-азиатская» и «остальная часть мира» – оказываются по своему составу весьма разнородными, поскольку они включают в себя страны с разными географическими, социальными, экономическими, политическими показателями, с весьма различным населением по биологическим и медицинским характеристикам, с заметно различающимися государственными ответами на эпидемию, столь значительные количественные различия между ними, причем возрастающие со временем, могут быть объяснены, очевидно, только одной причиной. Эта причина – не только и не столько в различии уровней восприимчивости населения этих стран к коронавирусу, не только в реакции общества и не в характере государственной политики, проводимой в ответ на эпидемию. Эта причина заключается в природе самой инфекции, в наличии, минимум, двух ее различных типов.

Следует подчеркнуть, что оба типа инфекции очень опасны. Они оба смертельны.

Но их отличие друг от друга заключается, в частности, в том, что второй тип инфекции имеет по сравнению с первым типом более высокие показатели:

— летальности – почти втрое;

— заболеваемости – примерно в 100 раз;

— смертности – примерно в 400 раз.

7. Предварительные выводы

Из приведенных выше соображений следует несколько выводов.

Во-первых, для общества и властей каждой страны необходимо понимать, с каким именно типом коронавируса они столкнулись.

Во-вторых, общественная и политическая реакция на эпидемии, вызываемые коронавирусами разных типов, по определению не может быть одинаковой. Меры, успешно проявившие себя в деле борьбы с относительно более «мягкой» эпидемией, могут оказаться совершенно недостаточными и откровенно непригодными в деле сопротивления более «жесткой» эпидемии.

В-третьих, сопоставление государственных мер по их эффективности, а также эпидемических результатов в странах, оказавшихся под ударами коронавирусов разных типов, не имеет никакого смысла. Это все равно что сравнивать насморк с холерой.

В силу сказанного эффективность тех или иных противоэпидемических мероприятий следует анализировать в пределах очага действия конкретного типа коронавируса. Например, успех или неудача КНР (при анализе для этой страны достоверных данных) должны оцениваться не в сравнении с европейскими странами, а в сравнении с членами «восточно-азиатской группы» – Тайванем, Южной Кореей, Японией, Австралией, Вьетнамом.

Поскольку большая часть европейских стран в последнее время оказалась под ударом т.н. «европейского» типа коронавируса, то эффективность противоэпидемических мероприятий в них имеет смысл оценивать только в сравнении друг с другом.

Дальнейшее изучение проблемы, возможно, позволит говорить о бОльшем числе типов коронавируса, что поможет уточнить сделанные выше выводы.

intense_post_subtitle:
intense_post_single_template:
intense_featured_gallery:
intense_featured_image_type:
standard
intense_image_shadow:
null
intense_hover_effect_type:
null
intense_hover_effect:
0
intense_featured_audio_url:
intense_featured_video_type:
intense_featured_color:
Tagged under