• Українська
  • Русский

Гномик выдохся или нет? Чего ждать после выборов Путина

18 марта в России проходят президентские выборы, которые уже назвали «выборами Путина». О том, что делает Кремль для повышения явки, о коллизии с непризнанием результатов голосования в оккупированном Крыму и том, чего ждать после выборов в вопросе Донбасса, «Апострофу» рассказал российский политолог Дмитрий Орешкин.

Думаю, Кремль уже все сделал для повышения явки 18 марта. Они уже не хотят вмешиваться в этот процесс. Теперь вопрос в том, что, если явка (или что-то еще) будет недостаточной, придется в процессе голосования ее подтягивать административными методами.

Для повышения явки Кремль развернул пропагандистскую кампанию, послал сигнал региональным элитам, что они должны сделать все, что могут. Каждый регион понимает свою задачу: обеспечить максимальную явку и поддержку Путина. Эта модель работает особенным образом, потому что в России есть две группы регионов. В одной группе, и она больше, ключевую роль играют активность и настроения людей: москвичей не загонишь на выборы, если они не хотят; то же самое — и в других крупнейших городах. А в регионах, «электоральных султанатах», никого даже и не надо загонять: там просто напишут нужные цифры. Таких регионов у нас примерно 15-17, и главным образом это республики. Ключевое значение там имеют действия местных элит: как они нарисуют, так и будет.

Например, в 2012 году, на предыдущих президентских выборах, в Чеченской Республике явка составила 99,6%, а из тех, кто пришел на участки, за Путина проголосовали 99,8%. Понятно, что это технически невозможно. Пусть на этих выборах будет 94% или 92%, потому что местным элитам скажут: не надо так уж явно. Но все равно там все схвачено. А в Москве или Перми такое не проходит: другие люди и избирательные комиссии, другая пресса и наблюдатели. Это просто две разных вселенных в рамках одной страны.

Поэтому в России выборы амбивалентные: нельзя сказать, что все сфальсифицировано, и, естественно, нельзя говорить, что они совсем честные.

На выборах есть некоторая доля непредсказуемости. В том плане, что Путин победит, сомнений нет. Но какая будет явка и какой будет результат – сомнения есть. В 2012 году явка была 65%. Сейчас, думаю, будет немножко ниже, потому что разочарование накапливается. И это важный момент, потому что Путин должен показать, что его популярность растет, и явка должна быть больше 65%, и результат должен быть больше 66%, которые он набрал в 2012 году. Но я не уверен, что эти цифры удастся обеспечить.

Думаю, никаких резких движений Кремль делать не будет: так можно только отпугнуть избирателей от участков в конкурентном кластере. Будут заманивать, привлекать: бесплатно мерить кровяное давление, раздавать какие-то подарочки… Бюджетникам за последние два месяца резко повысили зарплату, в некоторых случаях в разы. Понятно, что после выборов это кончится, но люди-то надеются, что сохранится. Так что все возможные ресурсы использованы, и я просто не понимаю, зачем нужны какие-то сверхнеожиданные шаги.

Конечно, Алексей Навальный и его сторонники будут говорить, что эти выборы ненастоящие и Путин победил нечестно. И тут не с чем спорить. Но это не встретит массовой поддержки. Может, и выйдет кто-то на улицу, но проблема в том, что десятки тысяч людей не выйдут. Они просто понимают, что это бессмысленное упражнение. Сейчас в Москве не будет такого тотального фальсификата, как в 2011 году, после чего началась Болотная площадь. Поэтому у города вставать на дыбы оснований не будет.

Если же говорить о перспективе непризнания результата выборов международным сообществом, поскольку выборы проходят в Крыму, то тут правовая коллизия. Все, конечно, понимают, что Крым по международным законам – территория Украины. Но не воевать же с Путиным из-за этого! А по законам Российской Федерации Крым – это уже территория России.

На выборах в 2016 году «Яблоко» попало в идиотскую позицию. Партия не признает аннексию Крыма, и очень правильно. Но при этом, поскольку по закону о выборах представители партий должны избираться в округах, которые охватывают всю территорию России, «Яблоко» было вынуждено распространить один из своих округов на Крым. Чисто юридически «Яблоко» выглядит по-идиотски. Если же партия игнорирует выборы, то перестает быть партией, потому что, по закону РФ, обязана участвовать в федеральных выборах.

То же с Собчак: она пыталась поехать в Крым, соблюдая украинские законы, через Киев. Ее обвинили в шизофрении. Мне кажется, это довольно глупая акция была со стороны киевского руководства, потому что Собчак как раз хотела показать, что она уважает украинские права. Так или иначе, эти голоса двух миллионов избирателей, которые живут в Крыму, будут учитывать при подсчете. Я думаю, украинская дипломатия могла бы сделать поаккуратнее заявление, не обижая специально Собчак. Может, в Украине это и повысило рейтинг Климкина, но многих в России это покоробило – тех, кто симпатизирует Украине и европейскому пути.

Конечно, Киев скажет, что эти выборы незаконны, и это правильно. И ЕС скажет, что выборы нечестные, несправедливые и неравные. И это тоже правильно. И все равно Европейский союз будет поддерживать отношения с Путиным. Куда денешься?! И разве Порошенко не встречается с Путиным?! Взаимодействовать все равно надо.

Думаю, не стоит ожидать после выборов и нового подхода Кремля к вопросу Донбасса. У Путина все меньше ресурсов, в том числе чисто экономических. И он прекрасно понимает, что «присоединить» Донбасс, чего от него ждет значительная часть национал-патриотического электората, он не в силах. Репутационные, экономические и санкционные издержки будут просто невероятные. Более того, он совершенно не в восторге от такой идеи. Но, насколько я понимаю, и Порошенко не очень рвется этот камень брать себе на шею. Слова-то он говорит, но в прагматических действиях ему это не очень надо, скажем прямо. Поэтому я думаю, что Донбасс будет в промежуточном статусе, как Приднестровье, Северный Кипр, Абхазия и Южная Осетия.

Изменить Путин вряд ли что-то сможет. Надо понимать очень простую вещь: у него очень узкий коридор возможностей.

dsq_needs_sync:
1
Tagged under