• Українська
  • Русский

Два стереотипа об украинцах, которые закрепились в русском сознании

Как обычно, некоторые тексты я сознательно пишу по-русски – просто, чтобы их поняли вообще все – в том числе, и те, кто читают меня «запаребриком», причем читают с высокой степенью враждебности.

Есть два основных стереотипа, два клише, которые закрепились в российском сознании в отношении украинцев. Как бы среднестатистический россиянин ни относился к украинцам и к Украине, у него превалирует один из этих стереотипов. Я сейчас буду упрощать, но делать подробный анализ нет смысла, это не научное исследование.

Стереотип первый: украинца обязательно зовут Мыкола или Грыцько (это важно: не Грыгорий, не Грыць, а именно Грыцько). Жену его зовут Галя. Причем все эти «г» – обязательно подчеркнуто мягкие, почти «х», потому что украинцы обязательно «гэкают». Мыкола-Грыцько при любом мало-мальски сложном вопросе чешет пятерней затылок, говорит «га?» и «шо?», и вообще – не слишком умный. Его жена Галя (Хххаля) – гораздо хитрее, но тоже простодушная и очень своекорыстная. Ее можно без опаски трахнуть на стороне, дав ей чуток денег, чтоб не попалила жене, а Мыкола, даже, если узнает – сочтет это неплохим заработком. Оба они счастливы в России, где могут рассчитывать на работу, которой гнушаются настоящие русские, оба с ужасом вспоминают Украину и оба, естественно, считают русских братьями, причем не просто братьями, а обязательно старшими. Такими, которых всегда и во всем нужно слушаться и выполнять, что прикажут. Мыкола-Грыцько с Хххалей не знают никакого украинского языка, потому что его не существует, а разговаривают на какой-то тупой смеси русского со смешным акцентом и пары-тройки непонятных, но еще более смешных слов: «шкира», «паленыца», «нашо?» – ну, на то они и младшие, им ума не хватает человеческий язык выучить

Стереотип второй: какие-то совершенно озверевшие, недобитые Сталиным фашисты, которые изменили России и теперь делают вид, что они – что-то особенное. Таких украинцев, как правило, зовут Орест, Зиновий, Зорян и Шкиряк, а жены у них, соответстенно – Марички и Горпыны. За неимением собственного языка (не забываем – никакого украинского в природе не существует!), они разговаривают на непонятной смеси польского и штабного австро-венгерского. Свою жизнь они посвящают двум основным занятиям: убивать русских (иногда – евреев, но только русских евреев) и выслуживаться перед Западом (о стереотипе «Запад» стоило бы рассказать поподробнее, но – в следующий раз). Первым делом они занимаются, вступая в фашистские батальоны карателей, подсовывая русским некачественные детали для самолетов и ракет, и поставляя оружие боевикам ИГИЛ, даже, если это курды. Вторым – продавая на Запад все, что только можно продать, уезжая подтирать задницы европейским старикам и истово кланяясь любому человеку, в котором опознают американца. Эти украинцы – крайне опасные существа, они постоянно устраивают против русских Майданы за печеньки, носят на головах кастрюли и жрут снегирей.

Оба стереотипа, естественно, ничего общего с реальностью не имеют, они существуют лишь в головах. Проблема заключается лишь в том, что многие русские, декларирующие свое доброжелательное отношение к украинцам, находятся в плену этих стереотипов. Они предлагают руку дружбы тем, кого в глубине души считают Мыколами и Ххххалями, а когда те с возмущением посылают их в длительные пешие путешествия на священную китайскую гору Кху Ям – переключаются на второй стереотип и заключают, что протянули руку дружбы Орестам-карателям. И, естественно, негодуют. Так что в последнее время, после целого ряда «посылов на гору» то любителей позавтракать на границе, а то лучше всех знающих учителей демократии – второй стереотип стал в значительной степени преобладать над первым.

И это хорошо весьма. Отака х@йня, малята.

Автор: Дід Панас
dsq_needs_sync:
1
Tagged under