• Українська
  • Русский

Зачем Украине дискуссия о будущем Европы

Автор: Центр «Новая Европа»

Рост рейтингов популистов (как на крайнем правом, так и на крайнем левом фланге), новые угрозы безопасности, экономические неурядицы, миграционный кризис – все это поставило под удар европейскую идею.

В этих условиях лидеры ЕС начали дебаты о будущем Евросоюза, его целях, ожиданиях и потребностях. Точкой отсчета для изменений стал 2019 год, когда запланирован выход Великобритании из ЕС, очередные выборы в Европарламент и Еврокомиссию.

Но мы убеждены, что Украине следует присоединиться к этим дебатам, предложить свое видение Новой Европы.

1 марта исполнится ровно год, как Европейская комиссия разработала «Белую книгу» о будущем Европы. Этот документ описывает пять сценариев развития ситуации – от оптимистического, предусматривающего усиление сотрудничества европейцев, до пессимистического, с усилением разногласий между странами.

Позже, в сентябре 2017 года, со своими видениями выступили президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер и президент Франции Эммануэль Макрон. Одновременно Тереза Мэй высказала и соображения относительно видения Великобритании – хотя ее выступление было посвящено больше видению Лондоном предстоящего развода британцев с Евросоюзом.

А недавно в Давосе обнародовали концепцию европейской молодежи относительно будущего ЕС.

Оборонно-социальный союз?

Вопросы безопасности – это то, что объединяет все три видения.

Как Макрон, как Юнкер, так и Мэй отводят значительное место в своих выступлениях вопросу обороны, противодействия терроризму, киберугрозам, нелегальной миграции и т.п. Ведь мир и стабильность считаются ключевыми достижениями интеграции на континенте.

Однако если до сих пор вопросы безопасности разъединяли страны ЕС, а оборона страны оставалась той сферой, в которой страны хотели в последнюю очередь делиться своим суверенитетом, то из этих выступлений следует, что именно на вопросах безопасности может основываться единство будущей Европы.

И Юнкер, и Макрон призвали усилить разведывательное сотрудничество для борьбы с терроризмом, в частности, высказывали идеи создать Европейскую разведывательную академию и совместное подразделение по разведке.

Существенное место в видениях еэсовцев отводится защите социальных стандартов.

И Юнкер, и Макрон считают, что нужно более активно защищать права работников. Здесь все просто: незащищенность рабочего (среднего) класса приводит к росту растерянности и страхов, которые в свою очередь создают благодатные условия для популистов.

Макрон, который начал реформирование трудовой сферы во Франции, отмечает, что именно социальное неравенство порождает изоляционистские настроения. Он поддержал идею Юнкера о создании Европейской трудовой службы (European Labour Authority), которая должна заботиться о высоких социальных стандартах для работников всех стран ЕС.

Председатель Еврокомиссии уделил особое внимание теме равенства, отметив, что она должна быть как между государствами в Европе, так и среди рядовых граждан: «Не может быть второсортных граждан» – касается ли это доступа детей к лекарствам или защиты прав работников.

Тема социальных стандартов уже начала достаточно серьезно звучать и во внешней политике ЕС – даже ее торговой части.

Так, например, совсем недавно стало известно, что ЕС настаивает на повторных переговорах с Вьетнамом о свободной торговле (при том, что переговоры уже завершены). В Брюсселе хотят, чтобы вьетнамцы взяли больше обязательств по защите работников.

Звучит даже идея о введении санкций в отношении государств, нарушающих трудовые права. Поэтому, как видим, не только внутренняя, но и внешняя политика ЕС не просто станет, а уже становится социально направленной, что может представлять интерес и для украинцев.

Видение Великобритании может быть особенно интересным для украинцев. Если французский президент и президент Еврокомиссии сосредоточены на вопросе будущего объединенной Европы, то британского премьера интересует прежде всего то, как будут выглядеть отношения Лондона и евросообщества после марта 2019 года отдельно друг от друга.

Образ Украины в этом смысле ближе к видению Великобритании, потому что нам также нужно выписывать видение с собственных позиций, а не с позиций 27 стран-членов. Хотя, конечно, украинское и британское видение на будущее Европы имеют фундаментальное различие: Британия ищет пути выгодного развода с ЕС, Украина стремится найти, наоборот, пути сближения.

Впрочем, отдаляется Лондон от ЕС не во всем. Тереза Мэй выстраивает британское видение на позиции общности вызовов в сфере безопасности. Лондон готов брать на себя ответственность за их преодоление даже после выхода из ЕС.

Киеву важно подчеркнуть, какую роль в плане безопасности украинцы уже играют и еще могут сыграть. Это может быть сильной стороной украинского видения.

Не менее ценным будет понимание того, как в Украине видят себя в евроинтеграционном плане: если задача-максимум ясна (например, получение статуса кандидата в члены), то

какой должна быть задача-минимум на 2025 год?

Юнкер и Макрон достаточно четко высказались о европерспективе для стран Западных Балкан. Впрочем, в целом вопросу расширения значительного внимания не уделяли, что означает, что Украине действительно стоит приложить немало усилий, чтобы ее голос громче звучал в европейских дебатах в 2018 году.

Чтобы вдохновиться на подготовку украинского видения, предлагаем ознакомиться с основными тезисами видений Юнкера, Макрона и Мэй.

Жан-Клод Юнкер, президент Еврокомиссии: «Европа – это больше, чем единый рынок»

— ЕС должен строиться на трех фундаментальных, незыблемых принципах – свобода, верховенство права и равенство, как среди государств-членов, так и среди граждан ЕС.

— Необходимо усилить торговые мощности ЕС (каждый 1 млрд евро экспорта дает дополнительные 14 тысяч рабочих мест), а промышленность ЕС должен стать более мощной и конкурентоспособной.

— ЕС должен быть лидером в борьбе с климатическими изменениями.

— Евросоюз должен заботиться о высоких социальных стандартах для всех. Борясь с нелегальной миграцией, следует содействовать миграции легальной – талантливым иностранцам, которые необходимы стареющему континенту.

— Есть потребность в европейском министре экономики и финансов, который мог бы координировать все финансовые инструменты ЕС, если, например, страна-член испытывает финансовый кризис.

— ЕС должен действовать быстрее и решительнее, в частности на международном уровне: для этого нужно поменять процедуру принятия решений (в некоторых вопросах следует принимать решения большинством, а не единогласно). Стоит объединить в одну должность нынешние две должности президентов Европейского совета и Еврокомиссии.

— Странам-членам ЕС следует объединить усилия для борьбы с терроризмом и для защиты. К 2025 году должен быть создан Европейский оборонный союз.

Эммануэль Макрон, президент Франции: «Европа сегодня слаба, медленна и неэффективна«

— ЕС должен брать на себя больше ответственности в вопросах безопасности на международной арене. Для этого необходимо усилить «автономные операционные способности» ЕС, которые дополняли НАТО.

— В начале следующего десятилетия Европа должна создать совместные наступательные силы (common intervention force), общий оборонный бюджет и общую доктрину действия.

— Для надлежащего реагирования на природные катастрофы из-за климатических изменений следует создать Европейские силы гражданской защиты. Нужно установить справедливую цену за выбросы углерода.

— Во внешней политике фокус должен быть на Средиземноморье – для стран Африки должны быть увеличены объемы помощи.

— ЕС также требует усиления еврозоны, строгого контроля за бюджетом ЕС. Необходимо ввести во всем ЕС налог на банковские транзакции (сейчас он существует только во Франции и Великобритании).

— ЕС нуждается в новой менее зарегулированной сельскохозяйственной политике. Стоит создать специальный орган, который бы следил за высоким качеством продуктов.

— Важным является создание единого цифрового рынка. Цифровые технологии: европейцы должны стать чемпионами в этой сфере (сейчас они отстают от США и Китая).

Тереза Мей, премьер-министр Великобритании: «Мы можем покинуть ЕС, но мы не покидаем Европу»

— Британия надеется на креативный, уникальный формат сотрудничества с ЕС. Ни одна из имеющихся двух моделей взаимосуществования с ЕС не устраивает Лондон, а именно членство в Европейской экономической зоне или соглашение о зоне свободной торговли.

В первом случае Великобритания боится потерять контроль над принятием решений по правилам и нормам, вторая модель создаст ограничения для взаимного доступа на рынок.

— Британия хочет и в дальнейшем сотрудничать с ЕС для обеспечения длительного экономического развития; готова вкладывать средства в отдельные европейские политики и программы – в частности, науку, образование, культуру и взаимную безопасность.

— Британия готова подписать новое стратегическое соглашение, обеспечивающее всеобъемлющие рамки для будущего сотрудничества в правоохранительной сфере и безопасности.

* * * * *

А что Украина? Если наша страна хочет, чтобы ее интересы также учитывались в развитии европейского дома, то нужно, прежде всего, заявить о них. И одного повторения требования о перспективе членства для этого явно недостаточно.

Понятно, что чем более амбициозными будут высказанные Киевом предложения и планы, тем труднее будет их лоббировать.

Но если украинские инициативы не учтут в этот раз, то в следующий, возможно, все же хотя бы заметят.

Поэтому Киев просто обязан нарушить монополию стран-членов ЕС говорить о будущем Европы.

ЄВРОПЕЙСЬКА ПРАВДА

dsq_needs_sync:
1
dsq_thread_id:
6497200557
Tagged under