• Українська
  • Русский
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

Актуальные новости

Едва в двадцатке. Определено место Украины в рейтинге успешности реформ в странах Центральной Европы

Журнал Новое Время сравнил прогресс реформ в Украине и 29 других странах бывшего соцблока с 1991 года, используя мнения экспертов и масштабный отчет ЕБРР.

Украина едва попала в первую двадцатку, заняв в ней последнее место.

В контексте

Чтобы расставить акценты и поместить Украину в региональный контекст, редакция НВ взяла отчет Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) под названием Transition Report за 2016-2017 годы.

В нем фигурирует 30 молодых демократий Восточной Европы и Центральной Азии — почти весь бывший соцлагерь плюс Турция и Греция. Регион выбран неслучайно: это не просто соседи Украины, но и страны, которые в последние десятилетия прошли через вынужденную трансформацию.

В отчете ЕБРР оценен прогресс в улучшении условий ведения бизнеса в разных секторах экономики, изменения бизнес-среды в целом, а также перемены в качестве институтов власти, образования и ряде других сфер за последние четверть века.

С помощью данных ЕБРР НВ создал своеобразную карту реформ — рейтинг качества и результативности изменений экономики, госуправления и общества. Лидерами в этом зачете стали Эстония, Польша и Словакия, а Украина заняла лишь 20 строчку.

Причем выше оказались не только страны-члены Евросоюза, но также Россия и даже Армения с Албанией. Ниже — лишь среднеазиатские диктатуры, Беларусь и самые неуспешные осколки бывшей Югославии.

Низкий ВВП и высокий госдолг

Этот рейтинг — не только оценка прогресса реформ, но и объяснение того, почему украинцы живут значительно хуже, чем многие их сокамерники по бывшему социалистическому лагерю: ведь успех в реформах напрямую ведет к росту ВВП на душу населения, что и является залогом роста благосостояния граждан. Своими болезненными, но решительными реформами Эстония, Польша, Словакия, Венгрия и другие лидеры карты реформ обеспечили собственным гражданам лучшую жизнь.

В Эстонии, которая стала №1 в рейтинге НВ по успехам в реформах, ВВП на душу населения составляет $ 17,9 тыс. В Польше — № 2 — он чуть меньше, на уровне $ 15 тыс.

Украина же недаром оказалась лишь на 20‑м месте: ее показатель ВВП на душу населения составил лишь $ 2,9 тыс.

Бросающаяся в глаза разница стала следствием множества реформ или их отсутствия. В Эстонии и Польше, к примеру, жители легко могут покупать и продавать земельные участки сельскохозяйственного назначения. Украинцы лишены подобного из‑за моратория на продажу земли, который Верховная рада продлевает из года в год, что бьет по росту аграрной отрасли. Неудивительно, что средний показатель роста украинской экономики за 2010–2017 годы негативный — минус 0,13%. И дело даже не в войне.

Украина заслужила свое 20‑е место и тем, что долгое время субсидировала газ для населения, платила резервами Нацбанка за стабильный курс гривни и занималась дорогостоящими инфраструктурными проектами, нарастив свой госдолг до уровня 80% ВВП. В Эстонии этот показатель, к примеру, равен лишь 9,5%.

Приватизация и инвестиции

Как показывают расчеты редакции, в реформах, касающихся регулирования и качества бизнес-среды на рынке электроэнергии, страна более или менее преуспела по сравнению с другими государствами Восточной Европы и Центральной Азии.

Однако нет прогресса в выполнении программы приватизации. Законодательство не позволяет гибко устанавливать цену на госактивы, кроме того, многие из них обременены долгами или представляют интерес для местных олигархов и политиков, всячески блокирующих продажу. В итоге аукционы не привлекают внимания иностранных инвесторов, и такие гиганты, как Одесский припортовый завод, Центрэнерго, целый ряд облэнерго, Турбоатом, Сумыхимпром, остаются в руках государства, которое не способно ими эффективно управлять. И то же самое происходит с остальной госсобственностью, которая включает на сегодня почти 3,5 тыс. предприятий, большая половина которых еще и не работает.


Одесский припортовой завод все еще остается в руках государства

Для сравнения, в Польше с госактивами не тянули, а продавали их: если по состоянию на 1990 год там было 8,5 тыс. гос­компаний, то сейчас осталось лишь 41. Правительство оставило себе доли в авиационном, банковском и энергетическом секторах.

А эстонское приватизационное агентство в ходе реформ продало частным инвесторам почти все, что было на балансе правительства: Эстонские железные дороги, Эстонские авиалинии, Таллиннский порт и Эстонскую телекоммуникационную компанию. В итоге к 2006 году суммарные иностранные инвестиции в стране составили 95% ВВП, равного € 10 млрд.

Неудивительно, что в первой половине 2000‑х экономика Эстонии росла минимум на 6% в год, а иногда и более чем на 10%. Ключевой движущей силой стали как раз иностранные инвестиции.

Пенсионная реформа и проблемы с доступом малого и среднего бизнеса к финансированию

В Эстонии также сумели выстроить эффективную пенсионную систему. У нее два уровня — государственные отчисления и накопительные. Средства, получаемые за счет второго уровня — речь идет о сотнях миллионов евро (и это для микроскопической по сравнению с Украиной страны) — идут в инструменты денежного рынка, оказывая дополнительную поддержку экономике.

В Украине же к пенсионной реформе лишь приступают. И о накопительном уровне правительство говорить пока даже не решается.

В Украине к пенсионной реформе только приступают / Фото: dt.ua

 

На уровне с другими странами региона оказались результаты отечественных реформ в аграрном и телекоммуникационном секторах, на рынке недвижимости, в банковской отрасли.

В Украине большие проблемы с доступом малого и среднего бизнеса к банковскому и любому другому финансированию. Кредитование в стране начало восстанавливаться только во втором квартале 2017‑го, и рейтинг это четко показывает. Большинство предпринимателей либо откладывают планы по развитию, либо финансируют их собственным ограниченным капиталом. В то же время крупный бизнес и так перекредитован.

Проблемы с судебной реформой и посредственная система образования

Значительно помочь с ростом ВВП могла бы полноценная реформа судебной системы — она не только помогла бы в борьбе с коррупцией, но и стала бы ключом к нормализации бизнес-среды. Но на примере Верховного суда, новый состав которого вряд ли будет кардинально отличаться от прежнего, Михаил Жернаков, эксперт по судебной реформе Реанимационного пакета реформ (РПР), делает вывод: прорывов в этой сфере не будет.

Недостаточным, по оценкам экспертов и данным НВ, выглядит и качество госинститутов — органов власти, регуляторов, отраслевых ассоциаций. В целом в стране оно неплохое. Но не более. И явно уступает странам Балтии, а также Армении и Черногории.

То же самое — с образованием: отечественное имеет среднее качество, примерно как в Румынии, Сербии и Турции. Но до Польши, которая в этом показателе — несомненный № 1, Украине далеко. В результате все более нарастающий поток отечественных абитуриентов выбирают своими альма-матер польские вузы.

Украинское образование имеет среднее качество / Фото: StartupStockPhotos / pixabay.com

Еще один важный момент, на который обращают внимание многие западные эксперты,— это регулирование рынка труда, в первую очередь условия найма и увольнения сотрудников. Тут дела у Украины идут хуже, чем даже у Узбекистана.

Как политика препятствует реформам

Главным тормозом для отечественных преобразований, по мнению аналитиков, являются не кризисные времена и осторожность властей, а коррупция и политические циклы, связанные с выборами.

Но дело не только в том, что украинские политические элиты тормозят модернизационные процессы. Они не могли бы делать этого без поддержки общества.

Кроме того, в реформировании успешных стран Восточной Европы огромную роль сыграл Евросоюз, предоставляя доступ к миллиардным инфраструктурным и технологическим фондам. Кроме того, мандат кредитовать проекты в Румынии, Болгарии, Венгрии получил Европейский инвестиционный банк, финансовый гигант ЕС.

Украина тоже получала помощь Евросоюза, однако не в таких масштабах. И не потому, что ЕС больше нравится Румыния или Болгария: эти страны намного охотнее и быстрее выполняли требования политического блока соглашений с ЕС, в то время как украинские власти постоянно пыталась договориться с европейцами о компромиссном варианте.

А еще восточноевропейские “тигры” всегда старались жить по средствам, не позволяя себе излишних госрасходов. Официальный же Киев десятилетиями занимался популизмом — к примеру, поддерживая низкий курс гривни и минимальную стоимость газа для населения, чем и подорвал национальную финансовую стабильность.

Безрадостные перспективы

Государственные долги и ограниченные возможности бюджета теперь максимально сузили правительству пространство для маневра и сделали еще более болезненными для населения последствия реформ.

Также в 2019‑м закончится действие программы Международного валютного фонда. А ведь именно он во многом был ключевым драйвером реформ в стране, обменивая свои транши на новации.

Так что с нынешнего 20-го места в рейтинге реформ от НВ Украина в ближайшее время вряд ли рванет вверх. Скорее, она останется там, где оказалась сейчас. И это вряд ли соответствует ожиданиям ее граждан.

Источник: Новое Время

dsq_thread_id:
6082654828
Tagged under