• Українська
  • Русский
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

Актуальные новости

Болевые точки: Украина, Майдан, лидер

Об уникальности Украины как зоны стыка/слома географии, истории и даже времени слышали даже интеллектуалы калибра социалиста Кивы

Неразрывная триада «Украина-Майдан-лидер» — производная этой непрактичной уникальности. Вот и сейчас мы уперлись в нее, как в корову посреди сельской улицы.

В Украине, получившей независимость в качестве наследства почившего СССР, произошла типичная для постсовка трансформация компартийно-хозяйственных вождей в бизнесово-политическую номенклатуру. При этом их жадность и циничность соответствовали экономическому потенциалу советской Украины — одному из лидеров Союза. А терпеливость электоральных масс и готовность к тому, чтобы ими манипулировали, оказалась, как у папуасов без Интернета — просто провоцирует на нехорошее. Подчеркиваю: электоральных масс, а не граждан!

Поэтому закономерно, хотя и удручает, что чем дальше мы продвигаемся в Европу, тем авторитарнее и беспринципнее становится киевская власть. И тем меньше шансов сменить ее по-хорошему, естественным электоральным образом.

Это негативная сторона нашей уникальности.

По логике вещей, мы давно должны были скатиться в диктатуру, которой ужаснутся и кондовые сталинисты. Либо развалиться на враждующие удельные княжества, о чем напоминает самый скверный учитель в мире — история, а также современные писатели (Ян Валетов, например).

Но раз за разом спасительно срабатывает позитивная составляющая уникальной Украины — способность к перезагрузке через Майдан.

Сакральность Майдана в том, что для него необходимо множество условий, его необходимо тщательно готовить, но все равно он происходит тогда и так, как этого не ожидают ни его сторонники, ни противники.

Майдан — не революция, потому что не происходит смены социально-экономического уклада общества. Майдан — не катарсис, он не меняет на новую, а лишь перетасовывает захватанную и потасканную политическую колоду.

Майдан — это защитная физиологическая реакция украинского общественного на употребление в пищу чего-то ядовитого. Но после того, как отравленный организм вывернет наизнанку, надо лечиться и восстанавливать силы проверенными способами — реформенной терапией, диетическим питанием в виде целевых инвестиций, антикоррупционный сорбент очень помогает и прочее, чего у нас, увы, категорически не происходит.

Еще одна особенность Майдана, данная нам в скверных ощущениях — это то, что он, как вода, кипящая в грязном котле, выносит наверх пену.

И это наша третья — самая негативная — грань уникальности.

Именно момент наивысшего напряжения общественных сил, момент героического самопожертвования порождает вождей настолько никчемных, что по иному, не майдановскому, сценарию они на вершине власти оказаться категорически не могли.

Виталий Кличко, Майдан

Вспомним: у одного «руки, которые никогда не крали», но олигархи прикупили его на Батурине и «Больнице будущего», а с Путиным они сочинили замечательное грабительское «РосУкрЭнерго». У второго вся Украина — «слепой траст», он сам — главный олигарх, а с Путиным у него капитулянтский «минский договорняк».

При этом наблюдается натуральный парадокс: Майдан является очевидной и крайне эффективной самоорганизацией активной части нашего общества, но пассивная его часть жаждет лидера, вождя, пастуха. В конечном итоге, именно патерналистские устремления пассивного большинства и становятся доминирующими.

Более того, сейчас сложилась ситуация, когда власть олицетворяется Петром Порошенко, имеющим минимальные шансы сохраниться в честной выборной борьбе. Но в электоральных оппонентах его — никого из новых политиков. Они есть, разумеется, и весьма интересные, но даже в Верховную Раду провести заметное число своих сторонников им будет проблематично.

А «фактор Саакашвили» решительно пришпоривает нашу политическую ситуацию. Как минимум потому, что в числе ультимативных требований его сторонников звучат досрочные парламентские и президентские выборы. И времени на выращивание в каком-нибудь инкубаторе украинского Ататюрка, увы, нет.

То есть, нравится или не нравится, но, судя по всему, придется иметь дело с уже давно знакомыми, если хотите, приевшимися противниками Петра Порошенко.

Поэтому перед обществом, экспертным сообществом — прежде всего, стоит задача скреативить такую систему требований к потенциальным оппозиционным лидерам в обмен на народную их поддержку, чтобы соскочить с этого крючка было максимально трудно. Чтобы вновь избранный спаситель/спасительница Украины остались в системе ценностей Революции Достоинствах, на ее моральных баррикадах, а не начали на своем заводике выпускать очередные бронекатера для войны в степях Донбасса.

В нынешней ситуации не лидеры, претендующие на власть, должны предлагать обществу свою популистскую повестку дня, а наоборот, украинское общество обязано сформулировать свои насущные требования, публично их зафиксировать, а затем подобрать под них достойных адекватных исполнителей.

Настоящих народных чаяний не бывает много, это только коррупционерам хочется всего, побольше и немедленно.

Вполне достаточными являются требования мира и справедливости. «Мир» включает в себя не только прекращение войны на Донбассе на приемлемых для Украины условиях, но и максимальное укрепление украинской армии, всего силового блока в интересах безопасности, развитие военной промышленности и качественный рост международного авторитета Украины.

«Справедливость» — это достойные зарплаты, пенсии, стипендии, но и обоснованные коммунальные тарифы, цены на товары первой необходимости, а также беспощадная борьба с коррупцией, включающая в себя конфискацию неправедно нажитых богатств и прочие средства социальной возмездия.

Остальное — приложится.

Принципиальные требования должны быть расшиты до полной конкретики, вплоть до очередности принимаемых законопроектов, но для общего понимания достаточно того, что изложено.

А теперь о тех требованиях, которые, по сути, являются определенной гарантией нескурвливания лидера, уж извините на точном слове.

Коллеги поправят и добавят, но лично я вижу единственный вариант: предварительную публичную привязку лидера к команде, идущей с ним во власть. Этой команде должны быть заранее делегированы весомые полномочия, и входить в нее должны именно те общественные активисты и госменеджеры, к которым прислушивается общество, но которые пока не состоянии пробиться через капканы олигархической избирательной системы.

Фактически предлагается, чтобы лидер стал играющим тренером своей команды, не утверждающим, что он нашел ее на помойке, а зависящим от нее функциональным образом. И если лидера потянет куда-то в сторону, то команда его командно поправит. А иначе — публичный разрыв, и лидер кончится. Потому что кто бы ни возглавил Украину, начать ему придется с принятия Закона об импичменте.

А почему, собственно, уникальность Украины не должна проявиться в чисто национальном подходе к общественному контролю власти?

Александр Кочетков, аналитик и политтехнолог

Источник: Politeka

dsq_thread_id:
6154224233
Tagged under