• Українська
  • Русский

ЦИВИЛИЗАЦИЯ СНАЧАЛА В ГОЛОВЕ И ТОЛЬКО ПОТОМ В РЕАЛЬНОСТИ

Георгий Почепцов

Цивилизация – это правила хороших и плохих поступков, откуда следует фигуры героев и врагов. И хотя типы хороших и плохих поступков во многом сближены у разных народов, герои и враги у них – разные. Они всегда будут национально-центричными. Но в наше время герои начинают приходить и извне, что связано с постоянной космополитизацией нашей жизни. Например, американские телесериалы диктуют героику виртуального порядка для жителей всего мира. Причем они диктуют не только настоящее, но и будущее, показывая его во всех деталях.

Героев создают, начиная со школы. Именно так изучается и программируется поведение героя. Р. Кулик говорит, что нужны “конфликтные герои”: они “всегда “неудобные” и сложные. Нарратив сопротивления агрессору основывается на историях героизму, побед и жертвенности украинских воинов разных формаций и эпох для получения и сохранения Украиной независимости” [1].

Сегодня Украина все еще проходит болезненный цикл смены героики. СССР прошел его в период перестройки, распавшись в результате на ряд отдельных стран, поскольку героика носит четко национальный характер. Прошлые герои перестали быть героями в новой ситуации.

И еще – разные периоды требуют разных героев. Одни герои должны уметь стрелять, другие – писать. Украина как научная страна тоже имела своих героев: Амосова, Антонова, Глушкова… Но в постиндустриальном мире о них почему-то парадоксальным образом забыли.

Будущее ведет нас вперед безошибочно. Это мы, не понимая его, можем то уходить в сторону, то возвращаться. В связи с эпидемией коронавируса принялись радостно ругать Китай, что он показал свою нерасторопность. При этом акцентируют такое: “модель опережающего развития в тоталитарном государстве не может быть сбалансированной в принципе. Стремительное развитие экономики требует и развития общественных отношений, переход к индивидуальным свободам, созданию кластерных общественных структур, а значит – и совершенно иной модели государственного управления. В том виде, в котором развивался Китай, эта сторона стала ахиллесовой пятой, и именно она является угрозой для стабильности в случае кризисных процессов, явлений и событий. Учитывая, что Китай во всем мире рассматривался именно как потенциальная сверхдержава, теперь и миру придется пересматривать свои модели, которые ставили Китай на это место. Модель двуполярного мира, похоже, тоже нуждается в пересмотре или полной аннигиляции. И что придет ей на смену – трудно сказать. Пока же Китай начинает готовиться к затяжной стагнации в этом неопределенном положении. Какие выводы будут делать китайцы – сказать не просто трудно, а невозможно. Самый простой выход: это решить, что всё было правильно, нужно добавить еще больше жесткости управления. Он же, видимо, будет и самым неправильным…»

И еще: “Аналитик объясняет также, как могла страна избежать такого катастрофического развития ситуации: «Паника показывает, что когнитивные технологии управления, основанные на тоталитарных принципах, не работают. Панику могла бы предотвратить самоорганизация, основанная на кластерных принципах группировки вокруг стихийных лидеров – кстати, протесты в Гонконге как раз и демонстрировали способность именно жителей Гонконга к такой самоорганизации. В материковом Китае принципы управления обществом совершенно иные, они основаны на жесткой командной системе. За все отвечает государство. Население в такой системе – просто солдаты, задача которых – беспрекословно выполнять приказы Ни шага в сторону, нулевая самостоятельность. Как выясняется, это не работает. А чтобы создать новый социум, такой, как в Гонконге, нужно полностью менять всю социальную политику, образование, ломать устоявшуюся культуру отношений по линии государство-общество. Это, кстати, не так уж и долго по времени: Гонконгу удалось это буквально за два поколения. И теперь Гонконг – это совершенно другой Китай, несовместимый с материковым. Кстати, Тайвань тоже совсем другой. И между прочим, там с эпидемией все в порядке – паники нет” ([2], см. также [3 – 4]).

Однако легко ругать того, который оказался в худшем положении чем ты сам. Сложно себе представить правильные действия той же Украины в такой страшной ситуации. Так что критикам надо в первую очередь посмотреть на себя самих.

Каждая из постсоветских стран фиксирует потерю доверия к власти, хотя причины этого могут быть разными: от базовости экономики до политики. Но каждый раз громкой политикой пытаются закрыть кризис в экономике.

А. Аузан говорит: “возник кризис доверия к власти и возникло принципиальное непонимание. Я бы сказал, распался тот социальный контракт, тот обмен ожиданиями, который существовал с 14-го года в духе – мы вам обеспечиваем супердержаву, а вы терпите при снижении реального жизненного уровня. Но теперь выяснилось, что когда страна в кольце врагов и падала – терпели, а когда страна вроде бы переходит к росту, и у кого-то там чего-то уже улучшается, а внизу все плохо и ухудшается, то это, конечно, вызвало, по существу, скрытый социальный кризис. Отсюда нервные диалоги главы Счетной палаты с премьером по поводу выросшей бедности” [5].

И еще: “У нас во многих сферах огосударствление произошло. И в условиях геополитических войн, я бы сказал (хорошо, если не горячих), и в условиях, когда значительная часть населения приняла вот это «дайте мы будем супердержавой, а мы потерпим», мы вошли в систему госкапитализма”.

Раньше побеждал сильный, потом стал побеждать умный, сейчас победа приходит к тому, кто владеет эмоциональным интеллектом, кто может “считывать” людей, в том числе для задач социального управления. Все это слабо поддается обучению на курсах и тренингах, оно уже должно присутствовать в человеке, а тренинги могут только развить это дальше. Но современному человеку неоткуда взять это умение, соответственно, он слабо ощущает важность этих навыков для социального управления.

Кстати, люди сегодня не могут работать с длинными текстами, не говоря уже об уходе от текста вообще. Как известно, такие тексты учили людей эмпатии, то есть работали на развитие эмоционального интеллекта человека. Интеллект перестал быть мерилом будущего успеха. Советский человек учился, чтобы подняться вверх по социальной лестнице. Сегодняшнее движение наверх никак не детерминировано мозгами.

И все это идет на уровне падающего интеллектуального уровня новых поколений. А. Нальгин подчеркивает: “Статистика – удручающая. Скажем, 50-60-летние знают в среднем порядка 100 тыс. слов. А вот 25-30-летние – уже вдвое меньше. Хотя ведь особых усилий к познанию здесь применять не надо, не сопромат ведь: знай, читай книжки да развивай память. Но именно этого они в массе своей не умеют!” [6]. Отсюда возникает и вопрос – можно ли доверить страну поколению незнаек? [7].

Эта “заниженная” в массе своей среда несет еще одно последствие – оскудение интеллектуальной жизни. Л. Млечин говорит: “Обществу необходимы дискуссии, столкновение мнений, споры, новые идеи. Но на все острые, болезненные и неотложные вопросы даются примитивные ответы. Что бы ни произошло, реакция одна: запретить, отменить, закрыть! Без обсуждений и рассуждений! Законы рождаются за одну ночь и принимаются за один день. Вспоминается марксистский термин — отчуждение. Происходит отчуждение от все усложняющегося и набирающего невиданный темп мира. Он рождает страх. И звучит испуганный призыв: ничего не менять! Оставить как есть! Не мешайте нам жить, как жили наши отцы и деды! Мы охвачены стремлением максимально упростить реальность, то есть навести порядок! Что означает: разогнать и наказать. Даже мыслящая публика запуталась и не очень отчетливо представляет себе, как практически изменить ситуацию к лучшему. Интеллигенция удовлетворяется печальным выводом, что в этом по природе своей несовершенном мире выбор существует лишь между большим и меньшим злом… Возникает ощущение оскудения интеллектуальной жизни, что для России губительно” [8].

Раньше мы приходили в другой мир постепенно, сегодня другой мир сам пришел к нам. А мы запаздываем не только с его освоением, но даже с его пониманием. Мы бы даже хотели ускорить этот переход, но барьеры в нашей голове мешают это сделать. В результате новый мир все быстрее проходит мимо нас. Мы вроде делаем все так, как надо, как это делали туземные народы, создавая карго-культ, например, самолеты из веток деревьев, однако такие самолеты почему-то не летают и не приносят даров с неба.

Литература

  1. Кулик Р. Герої фронту не виростуть на історіях про Лобановського https://gazeta.ua/blog/52760/geroyi-frontu-ne-virostut-na-istoriyah-pro-lobanovskogo
  2. Тоталитарное управление не спасло Китай ни от кризиса, ни от паники https://newizv.ru/article/general/09-02-2020/totalitarnoe-upravlenie-ne-spaslo-kitay-ni-ot-krizisa-ni-ot-panik
  1. McGregor R. The coronavirus outbreak has exposed the deep flaws of Xi’s autocracy https://www.theguardian.com/commentisfree/2020/feb/09/coronavirus-outbreak-has-exposed-deep-flaws-of-xi-jinping-autocracy
  2. Pei M. The Coronavirus Is a Disease of Chinese Autocracy https://www.project-syndicate.org/commentary/coronavirus-disease-of-communist-party-government-by-minxin-pei-2020-01
  3. Аузан А. Передача 2020 https://echo.msk.ru/programs/year2020/2578352-echo/
  4. Нальгин А. О последнем чего-то стоящем поколении https://a-nalgin.livejournal.com/1824446.html
  5. Вопрос дня: можно ли доверить страну поколению незнаек? https://newizv.ru/article/general/09-02-2020/vopros-dnya-mozhno-li-doverit-stranu-pokoleniyu-neznaek
  6. Млечин Л. Журналисты для власти – обслуживающий персонал https://www.mk.ru/social/2019/12/10/zhurnalisty-dlya-vlasti-obsluzhivayushhiy-personal.html
intense_post_subtitle:
intense_post_single_template:
intense_featured_gallery:
intense_featured_image_type:
standard
intense_image_shadow:
null
intense_hover_effect_type:
null
intense_hover_effect:
0
intense_featured_audio_url:
intense_featured_video_type:
intense_featured_color:
Tagged under