• Українська
  • Русский

Популизм: Как новые медиа создали нового человека

Популизм не случаен. Он отражение тех существенных процессов трансформации и мира, и мозгов граждан, которые мы все наблюдаем, включая наши собственные мозги.

Новые медиа, потеряв контроль над достоверностью, но все равно изображая, что они говорят правду и только правду, открывают новые возможности для выдачи информации. Фейки стали первым примером такого рода, когда под видом информации стали продвигать дезинформацию. При этом исследователи просят акцентировать в фейке сознательное, а не случайное искажение информации. Так что и фейки могут быть «хорошими» в плане естественности.

«Нехорошие» фейки огорошили мир в случае американских президентских выборов и Брекзита. В обоих случаях вину за все нарушения положили на фирму Cambridge Analytica. В документальном фильме о работе этой фирмы, который назвали «Большой хак», интересно цитируется С. Бэннон. Он считает, что для того чтобы изменить мир, его сначала надо разбить на составляющие, и уже потом из них можно сложить новую структуру.

Этим скорее объясняется работа российских интернет-троллей в этот же период, которые по сути и создавали точки разделения американского общества, увеличивая внутреннюю конфликтность и войну между политическими группами. Дело доходило даже до выхода протестных митингов на улицу.

В этот же период фиксируется усиление поляризации общества. Скорее всего, это совпадение двух процессов. Дело в том, что выборы или обсуждение референдума активизируют обсуждение дискуссионных проблем. При этом психологи фиксируют, что в результате дискуссий люди расходятся еще сильнее убежденными именно в своем мнении. То есть чем больше дискуссий, тем большей становится поляризация.

Популизм активирован с помощью соцмедиа, поскольку политика также опустилась ниже. Пользователю кажется, что вот, наконец, он получил в руки инструмент управления миром. Но на самом деле соцмедиа просто дали новый инструментарий для управления избирателями, населением, что и привело к расцвету популизма. Язык соцмедиа и язык политики совпали, срезонировали, но косвенно привели к власти слабо готовых решать проблемы политиков.

На базе соцмедиа выросло поколение блогеров, которые хотят заменить собой традиционную журналистику. Но это невозможно, поскольку один человек не может иметь тот же охват тем, что и журналистский коллектив. Но не по фактам, а по уровню эмоциональности он вполне сможет конкурировать. Если вспомнить

самых известных советских журналистов, то у них тоже была публицистика с человеческим лицом с соответствующим уровнем эмоциональности. Это привлекало читателей к «Известиям», «Комсомольской правде», «Литературной газете», «Неделе», но не к газете «Правда», где и события были официальны, и язык официальный, то есть с минимумом эмоций.

Сегодня во многих странах избиратели устали от умных слов и знакомых чуть ли не с детства правителей. Избиратели сами стали на голову выше, когда стали писать и постить в Фейсбуке гневные спичи против истеблишмента, который ощущал себя несменяемым.

Видимо, не зря совпали во времени приход соцмедиа в нашу жизнь и приход популистов в выигрышную политику: настало их время, и они стали выигрывать выборы, причем во многих случаях неожиданно и сокрушительно..

А Солнцева о популизме говорит так: «сегодня очевидно, что популизм работает. И обещания отстоять национальные, местные, собственные интересы не только в Британии обеспечивают даже не победу, а огромный масштаб доверия, поддержку большинства, распоряжаться которыми такой политик может уже совершенно бесконтрольно. […] Сначала люди сознают, что от их выбора ничего не зависит, а потом они голосуют — как в телевизионном шоу — за слишком ярких персонажей, за клоунов, за эксцентриков, за стендап-комиков. За тех, кто забавен, кто их развлекает» [1].

Никто не видит, что популизм это не только политика, это и серьезная смена информационных и виртуальных потоков. Человек живет в информационной и виртуальной реальности не меньше, чем в реальности физической. И самое ужасное в том, что он еще и выбирает, как реальность ему комфортнее. По этой причине и происходит смещение в информационную или виртуальную реальность и растущее их значение в современной жизни. Например, президентские выборы оперируют больше в информационной и виртуальной реальностях, чем  в реальности физической.

В. Голышев говорит о «Чернобыле» производства НТВ, созданном в пику американскому: «Чтобы понять, что собой представляет российский «Чернобыль», вполне достаточно трех минут трейлера. Всё это, в разных вариациях, вы уже много раз видели на российских телеканалах. У сценариста в портфолио «Я – Вольф Мессинг», у режиссера – «Жуков», «Истребители», «Власик. Тень Сталина». Это конвейерное производство. Что тут непонятного? У российских телевизионщиков есть свой сленг. Например, о своей целевой аудитории они говорят: «Мы снимаем для тёти Клавы». Это очень удобно – держать зрителей за нетребовательных дураков: чем ниже планка, тем выше выработка» [2].

Точно так начинают выглядеть и новости, и документальные фильмы. Они не столько объясняют как упрощают ситуацию, сводя ее к старым штампам. Вот иронический пересказ реакции РЕН-ТВ на протестный митинг: «Сами кандидаты в Мосгордуму на акцию не пришли — они пересидели опасность в отделениях полиции, так как всех их задержали заранее. Вместо себя они отправили на баррикады тех, кто им поверил. На улицах были специальные заводилы, именно они вели людей туда, где начались стычки с ОМОНом. Если кто-то не хотел драться с силовиками, их подталкивали. Обычные москвичи оказались заблокированы за кордонами, митингующим было плевать на их права. Акция нарушила работу ресторанов и кафе, они понесли убытки. Половина митинговавших — приезжие, которые не имеют никакого отношения к выборам в Мосгордуму. Координировали активистов через мессенджеры, как это уже бывало во время революций в других странах. Звездой протеста стала несовершеннолетняя Ольга Мисик, она уже не первый раз активно изображает жертву. Для ярких фотографий одна из пострадавших расковыряла палец и измазала себя кровью. Акцию организовали кандидаты, которые просто не смогли собрать подписи в свою поддержку. Что неудивительно, ведь их никто в Москве не знает, а сами они не чисты на руку. Тот же Илья Яшин когда-то уже пытался откупиться от гаишника. А еще он получает деньги из американских фондов, сотрудничающих со спецслужбами США. Дмитрия Гудкова тоже видели с главой института Кеннана — подразделением американской разведки. Деньги приходят в том числе от Михаила Ходорковского. Организаторы звали на акцию представителей разных сообществ. Например, собачникам предлагали бесплатный корм для питомцев. А вот человек, которому дали портвейн. Алексей Навальный говорит: «Мы хотим как в Париже». Но он забывает, как ведет себя французский спецназ с «желтыми жилетами»: дубинки, резиновые пули, водометы, светошумовые гранаты. Зато наши полицейские заносят нарушителей в автозаки на руках» [3].

То есть этот тип «журналистики» строится полностью на пропагандистских штампах, причем старых образцов, идущих еще со сталинских времен, поскольку ничего нового никто придумать не может или не хочет.

Получается, что подобно тому, как старый друг лучше новых двух, то и старый штамп лучше новых двух. Это связано с тем, что вводить новый штамп сложнее, чем активировать старый. Со старым штампом также сложнее бороться, поскольку он уже укоренился в массовом сознании.

В. Гатов увидел ряд этапов в медиауправлении страной. Основная его идея такова: «В процессе установления вот этого медиауправления политические менеджеры обнаружили такую штуку: чем прочнее ты контролируешь основную информационную повестку, сообщаемую тремя главными телеканалами, информационными агентствами и всей системой подконтрольных СМИ, тем активнее формируется то, что мы сегодня называем «путинским большинством». То есть устойчивый, сильно превышающий 50% общественный слой, склонный принимать вот эту виртуальную повестку, которую для него формируют, за реальное положение дел. Ответственность за понимание того, как этот слой образуется и как с ним работать, несет в первую очередь ФОМ и лично Александр Ослон. Они в эти годы нашли соответствующие технологии изучения общественного мнения и социальной инженерии, которые позволяют, с одной стороны, увидеть этот слой, а с другой – его удерживать, расширять, укреплять и т.д.» [4]. Все это выросло из так называемого документа , Редакция № 6, датированного 2000 г. [5]. В. Гатов характеризует его следующим образом: «это документ, который показывает, что уже тогда круги с чекистским прошлым думали, как Путину организовать управление государством, чтобы снаружи это выглядело еще достаточно прилично, а внутри, в России, дело велось к созданию куда более жесткой и управляемой политической конструкции по сравнению с ельцинским шатким режимом. Это надо понимать как черновик, как направление мысли«.

Люди телевизора — это  с одной стороны советские люди, но уже и новые поколения не отрываются от телеэкрана, который им заменил действительность. Это комфортная действительность, где зритель ощущает себя лучше, чем в реальной жизни с ее множеством нерешаемых проблем.

Сегодня происходит незаметное для населения, но фиксируемое социологами изменение источников информации. Число любителей телевизора начинает падать, а соцсети не являются такими управляемыми со стороны государства, поэтому меняется и тип получаемой информации. Получается, что средство информации формирует новый тип человека. Как книга в свое время создала тип современного человека, то теперь этим же занят интернет, создавая уже иной типаж, который и потянул за собой популизм.

Д. Волков из Левада-центра фиксирует уход с арены телевизора как основного источника информации: «Телевидение по-прежнему остается основным источником информации для большинства россиян, но его аудитория постепенно снижается. Если десять лет назад информацию по телевизору получало 94% россиян, то сегодня таких 72%. Реже всего получают новости по телевизору самые молодые: 42% (среди россиян до 25 лет) против 93% среди самых пожилых (65 лет и старше). У молодежи роль главного источника информации сегодня играет не телевидение, а социальные сети. Доверие к телевидению как источнику новостей в последние несколько лет колеблется вокруг 55% населения. Однако десять лет назад эта цифра была на треть выше — почти 80% населения. Доверие к телевидению сохраняют прежде всего люди старше 35 лет. Кроме того, в прошлом году заметно снизилось доверие россиян к тому, как телевидение освещает отдельные темы, прежде всего экономические. Сегодня более половины населения считает, что освещение телеканалами положения дел в экономике «не соответствует действительности»» [6].

Это все приводит к росту недовольства властями, поскольку появился другой тип гражданина: «удельный вес более модернизированной и свободной части населения неуклонно растет. Пока что российским властям удается купировать недовольство, которое вновь начинают демонстрировать городские слои, с помощью полицейских методов. Но воздух свободы уже отчетливо ощущаем»  [7].

Однако Г. Павловский подчеркивает другие корни легитимности Путина: «Сама легитимность Путина не внутренняя, не электоральная. Она у него, как у Наполеона, связана с его победами, реальными или нет. Это легитимность победителя. И когда в глазах населения эти победы кончились, перестает существовать легитимность. Теперь ему за рейтинг надо приплачивать. Важно понимать, транзит какой власти, собственно, идет. Нет такой вещи, как «власть Путина», понимаете? Есть сложно устроенная кремлевская власть, внутри которой у Путина своя роль» [8].

Не зная, как устроена власть наверху, мы точно так плохо знаем

нужды и мотивации своего населения, просто считая его хорошо знакомым нам. Социолог О. Онух пишет: «Политики забыли, что большинство украинцев, живущих на востоке, юге и центре, за последние пять лет обеднели, им стало очень тяжело. Речь не о конфликте, хотя они действительно ближе к нему географически, главное — им стало сложнее жить. А на западе очень много людей уехало. В Польшу или еще куда. Они зарабатывают и высылают больше денег. На Западе Украины люди немного лучше экономически прожили эти последние пять лет. Таким образом восток и юг не голосуют за армию, язык и веру. В Киеве думают, потому что они не украиноязычные, они не патриоты. Нет, они обеднели. Они просто не увидели в политиках людей, которые бы о них думали» [9].

Косвенным признаком незнания людей в том числе и журналистами является пример дигитального директора кампании Зеленского М. Федорова, который говорит: «Мы разработали электронную книгу, назвали ее «Зе Book». В этой книге были все ответы на вопросы, которые задают обычные люди. Что меня поразило — ни один журналист не зарегистрировался в качестве волонтера и не получил доступ к этой книге — это фактически расшифрованная программа, по поиску можно найти ответ на любой вопрос: тарифы, налоги, бизнес. Люди разного возраста оставляли заявки, а на все 100% вопросов отвечали волонтеры, без какого-либо контакта с нами» [10].

Все это красивая история, но при этом следует помнить, что это было голосование «против», а не голосование «за», поскольку никакой конкретики за кандидатом не было, только надежда, что он другой. Как говорит Я. Грицак: «Я бы не советовал учиться на примере Зеленского. Этот успех очень подозрительный, в конце концов, он незаслуженный, а такие успехи короткоживущие и могут вылиться в длинную трагедию. Украине, конечно, нужны быстрые изменения. Но политика это не стайерский забег, а спринтерский» [11].

Новая пропаганда через соцсети принесла победу еще и потому, поскольку привлекла голоса большого массива избирателей нового поколения. Зеленского, например, активно поддержала молодежь [12]. Их затронула кампанию и визуально, и ментально.

Не только выборы хотят приблизить к себе население с помощью соцсетей. Даже Пентагон поощряет своих высших офицеров побольше общаться с прессой ([13], о проблемах военных с соцмедиа см. также [14 — 15]). Причем делать это разрешают делать с помощью формальных и неформальных каналов. И это отражает не зависимость от прессы, а представляет собой  возрастание зависимости от населения.

Популизм приходит и из-за телевидения, которое тоже прошло соответствующая трансформацию, стремясь приблизиться к своим зрителям. Человека так много всего отвлекает, что он уже становится неспособным думать.

В норме сегодняшний телевизор наполнен развлекательностью разного уровня. Однако последние исследования показали, что смотрение развлекательных программ делает зрителя … глупее  [16 — 19]. Наверное, как это ни прискорбно, это также нужный инструментарий в систематике государственного управления, к тому же, объясняющий любовь государства к телевидению. Это также является одним из корней, откуда растет популизм.

Но в любом случае стране, наоборот, нужны люди с мозгами. Есть интересное сопоставление количества людей, необходимого для полетов в космос, и … избрания президента России: «Для прорыва в космос СССР было достаточно иметь 3-4 млн высококвалифицированных специалистов во главе с выдающимися учеными и конструкторами. В то же время избрание президентом России принципиального политика, человека последовательно-демократических убеждений, которого народ хорошо знает и может быть в нем уверен, требует не менее 40 млн голосов единомышленников — носителей демократических ценностей и политической культуры демократии. Разница, как видим, на порядок. Есть ли в сегодняшней России столько убежденных сторонников демократии?» [20].

Пятьдесят процентов людей получают сегодня свои новости из соцсетей [21]. И это тот информационный «мускул», который теперь участвует в управлении миром. Но одновременно добавим, что за Брекзит проголосовали те, кто получает наименьшую зарплату, 70% людей из тех, которые не имеют образования, избиратели, которые живут в местах проживания людей с низкой квалификацией [22]. Не забудем и о том, что в этой кампании за выход из ЕС присутствовала и рука Cambridge Analytica [23].

Рост популизма перестал быть незаметным, поскольку с начала двухтысячных число лидеров-популистов более чем удвоилось [24 — 25]. Странным и, возможно, небезопасным стала и смена нарративов. Все же старые нарративы базировались, как нам представляется, на разумном гранд-нарративе, что новое, прогресс лучше старого. И это служило развитию человечества, заставляя его двигаться вперед. У популизма другой нарратив, что политика — это война между обычными людьми и коррумпированными элитами, что вчера было более правильным, чем сегодня. И это несомненно опасная тенденция.

Популизм не случаен. Он отражение тех существенных процессов трансформации и мира, и мозгов граждан, которые мы все наблюдаем, включая наши собственные мозги. Повсеместно во всех странах идет падение уровня IQ, уменьшается число выдаваемых патентов, детям стало тяжело учиться, они не могут концентрироваться, отсюда тяга современных школ к переводу образования в игровую форму. И соответственно этот новый типаж населения потребовал и новой политики.

Литература

  1. Солнцева А. А потом пришли клоуны: анатомия популизма // www.gazeta.ru/comments/column/solnceva/12535747.shtml
  2. Голышев В. Чернобыль для тети Клавы — о двух сериалах // www.svoboda.org/a/30080790.html
  3. Кандидаты-неудачники на деньги западной разведки вывели на улицы приезжих Как «РЕН ТВ» объяснил протесты в Москве. Кратчайший пересказ // meduza.io/paragraph/2019/07/29/kandidaty-neudachniki-na-dengi-zapadnoy-razvedki-vyveli-na-ulitsy-priezzhih
  4. Шимов Я. Самооболванивание // www.svoboda.org/a/30081192.html?fbclid=IwAR0oa4CtPhvJdc1DPYavK5PQ0gAl6MkwmEelfmWnVs8-So1Oqzk2t62vefQ
  5. Редакция № 6 // www.kommersant.ru/doc/16875
  6. Волков Д. Молодые получают информацию из социальных сетей // newtimes.ru/articles/detail/183288
  7. Волков Д. 49% москвичей, 44% молодых в возрасте от 25 до 39 лет 41% высокообразованных не хотят видеть Путина в качестве президента страны после 2014 года // newtimes.ru/articles/detail/183354
  8. Павловский Г. Наша система система всегда может рухнуть, но не рушится. Интервью // www.novayagazeta.ru/articles/2019/07/30/81428-nasha-sistema-vsegda-mozhet-ruhnut-no-ne-rushitsya
  9. Гуменюк Н. Політики, які обирають гасла «Армія. Мова. Віра», зовсім не зрозуміли більшість громадян, — соціологиня // hromadske.ua/posts/politikiv-yaki-obirayut-gasla-armiya-mova-vira-zovsim-ne-rozumiye-bilshist-gromadyan-sociologinya?fbclid=iwar0cxs2fv7vhebhz35ydefdczwzfcykcff08hhzm54pfpmgmjk26ixxsxpi
  10. Карякина А. «При такой поддержке нам не нужны были боты», — руководитель диджитал-кампании Зеленского // hromadske.ua/ru/posts/pri-takoj-podderzhke-nam-ne-nuzhny-byli-boty-rukovoditel-didzhital-kampanii-zelenskogo
  11. Куриленко А. Ярослав Грицак: успіх Зеленського незаслужений і може вилитися в трагедію. Інтерв’ю // www.dsnews.ua/politics/yaroslav-gritsak-prihid-zelenskogo—tse-ta-rozplata-za-23072019220000
  12. Соціологи з’ясували, звідки «Слуга народу» отримала шалену підтримку // www.pravda.com.ua/news/2019/07/30/7222316/
  13. Martinez L. New Pentagon guidelines reaffirm to top brass that it’s OK to talk to press // abcnews.go.com/Politics/pentagon-guidelines-reaffirm-top-brass-talk-press/story?id=64597251&cid=clicksource_4380645_null_headlines_hed
  14. The United States Army Social media handbook// www.slideshare.net/alphacompanysfrg/the-united-states-army-social-media-handbook-2016?qid=5f3fd66e-5824-4680-a0cc-0f4949f90ebe&v=&b=&from_search=2
  15. Haskins C. Behind the bad tweets of the U.S. military // theoutline.com/post/5684/inside-bad-tweets-us-military-army-navy-air-force-marines-social-media?zd=3&zi=t7g6khlm
  16. Van Dam A. How trashy TV made children dumber and enabled a wave of populist leaders // www.washingtonpost.com/business/2019/07/20/how-trashy-tv-made-children-dumber-enabled-wave-populist-leaders/?fbclid=IwAR284ar_l9k_Jv48iLXi-hkvCs69rJJS6iW69q-l6NsnxJ5JGXQwRBTPuxY&utm_term=.efc16791c2
  17. Durante R. a.o. The Political Legacy of Entertainment TV // pubs.aeaweb.org/doi/pdfplus/10.1257/aer.20150958
  18. Mounk Y. Действительно ли просмотр телепрограмм делает людей тупыми? // brest.regiony.by/#!news/14334
  19. Чи дійсно перегляд телепрограм робить людей тупими? Ті, хто більше дивиться ТБ, ймовірніше голосують за популістів // texty.org.ua/pg/article/editorial/read/95315/Chy_dijsno_pereglad_teleprogram_robyt_ludej_tupymy
  20. Магарил С. Интеллигенция проиграла бюрократии состязание за умы сограждан // newizv.ru/comment/sergey-magaril/24-07-2019/intelligentsiya-proigrala-byurokratii-sostyazanie-za-umy-sograzhdan
  21. Malik K. Twitter won’t ruin the world. But constraining democracy would // www.theguardian.com/commentisfree/2019/jul/28/twitter-wont-ruin-the-world-constraining-democracy-would
  22. Wright D. People pushed to the margins driven to vote for Brexit // www.jrf.org.uk/press/people-pushed-margins-driven-vote-brexit
  23. Scott M. Cambridge Analytica did work for Brexit groups, says ex-staffer // www.politico.eu/article/cambridge-analytica-leave-eu-ukip-brexit-facebook/
  24. Lewis P. Exploring the rise of populism: ‘It pops up in unexpected places’ // www.theguardian.com/membership/2019/jun/22/populism-new-exploring-rise-paul-lewis
  25. Lewis P. a.o. Revealed: the rise and rise of populist rhetoric // www.theguardian.com/world/ng-interactive/2019/mar/06/revealed-the-rise-and-rise-of-populist-rhetoric

ГЕОРГИЙ ПОЧЕПЦОВ, ДЛЯ «ХВИЛІ» 

intense_post_subtitle:
intense_post_single_template:
intense_featured_gallery:
intense_featured_image_type:
standard
intense_image_shadow:
null
intense_hover_effect_type:
null
intense_hover_effect:
0
intense_featured_audio_url:
intense_featured_video_type:
intense_featured_color:
Tagged under