• Українська
  • Русский

Не радужные перспективы: что ждет экономику Украины осенью

Примерно в одно и то же время, в Украине развернулся политико-экономический спектакль на двух сценах: малой и большой. На «малой» выступали аналитики и руководители НБУ, которые оценили макроэкономические перспективы страны на ближайшие месяцы. Ну а на «большой» сцене властвовал МВФ с его финальной частью «антикоррупционного балета» и как ни странно Минфин в лице «артиста больших и малых академических театров». И фамилия его слишком известна, чтобы ее называть…

Что касается скучного представления на «малой» в стиле Эжена Ионеско, об этом немного позже. А пока вкратце о веселом водевиле, который разыгрался в стенах правительства и парламента. Как известно черная кошка пробежала между современными «Иваном Ивановичем» и «Иваном Никифоровичем». Условный «Иван Иванович» не захотел разрешить «Ивану Никифоровичу» взять себе в подручные то ли пятого, то ли шестого заместителя. А без него никак Минфин не справляется. Точнее без нее. Получилось почти как в эпичном фильме «Троя», когда ненасытный Агамемнон не пожелал оставить своему лучшему воину Ахиллесу плененную Брисеиду. Как известно, с возгласом «сатир хвостатый», Ахиллес тогда покинул шатер ненавистного тирана. В наши дни все конечно не так трагично и «сатир хвостатый» — это уже не оскорбление, а можно сказать, ласковое прозвище. Сейчас вместо громких фраз пишут письма послам Большой семерки. Как бы то ни было, перед осенним обострением мировых финансовых рынков, особенно в сегменте развивающихся экономик, Украина оказалась с исполняющим обязанности министра финансов. Точнее, с исполняющей. Медленно, но уверенно мы переходим к формату «и.о.» и речь не о грустном ослике, а о системе государственного менеджмента. Хотя зрелище и здесь вполне «душераздирающее» и «печальное».

Все бы ничего, но подпись министра финансов стоит под меморандумом о сотрудничестве с МВФ и любые документы касательно его дальнейшей имплементации подлежат визированию и «закарлючка» исполняющего обязанности в фонде не приветствуется. Кроме того, осенью этого года Украина планировала разместить очередной выпуск еврооблигаций, а инвесторы не любят общаться с частично легитимными руководителями, которым нужно будет визировать проспект эмиссии. Снять с должности, то у нас снимают, а вот назначить явно не спешат, слишком уж много в этом ведомстве завязано скрытых интересов, в виде пресловутых «пожарных машин», субвенций в пользу отдельных регионов и финансирования депутатских округов. Хотелок много, а «седалища», то есть бюджета может на всех не хватить. А это значит, что и найти 226 голосов будет сложно и дорого.

Что касается спектакля на «малой» сцене, то в НБУ в конце мая прошел Комитет по монетарной политике, на котором решили оставить без изменений учетную ставку в размере 17% годовых. В целом, траектория потребительской инфляции пока еще превышает базовый прогноз на 2018-й год, но соответствует текущим ожиданиям регулятора. В то же время, ряд факторов могут тем или иным образом скорректировать итоговый показатель инфляции. Это повышение мировых цен на нефть, которое способно вызвать очередной ценовой шок на внутреннем рынке и прогноз урожая зерновых, учитывая состояние озимых после зимы, лучшее за историю наблюдений. Что касается цен на топливо, то следует отметить, что наша экономика энергозависима и затраты на топливо в структуре себестоимости отдельных видов товаров колеблется от 5 до 60% (теплоснабжение). В ценовом механизме действует жесткий импортный паритет: для газа – цена немецких хабов, для угля – «Роттердам +», поэтому любое движение барреля вверх, чревато резким ростом цен почти на всю линейку потребительских товаров. Что касается прогноза урожая, то заседание комитета происходило в конце мая, а уже в начале июня по данным Всеукраинской аграрной рады, вследствие засухи в некоторых регионах ожидается потеря до 50% урожая зерновых, особенно в Херсонской, Одесской, Хмельницкой, Днепропетровской, Запорожской и Винницкой областях. Так что прогнозы относительно динамики цен на продукты питания пока очень контроверсионные. А питание у нас – ключевая часть потребительской корзины.

Что касается будущих макроэкономических сценариев, то на сегодня в НБУ говорят о двух из них. Базовый предполагает, что Украина продолжает структурные реформы (или точнее сказать – начинает) и возобновляет застывшее в точке замерзания взаимодействие с МВФ, результатом чего должен стать очередной транш на 2 млрд. дол. В этом случае, Нацбанк сохранит действующую учетную ставку без изменений и возможно частично либерализирует валютный рынок для того, чтобы поддержать экономический рост, который пока несколько превышает первоначальный прогноз. Но есть и негативный сценарий, при котором, МВФ ставит на паузу сотрудничество с нашей страной, и мы остаемся один на один с осенним девальвационным циклом. В этом случае, Нацбанк вынужден будет прибегнуть к дополнительным валютным ограничениям. От себя добавим – возможен рост учетной ставки еще на 1-3%.

Валютные ограничение больше всего ударят по сфере торговли и динамике капитальных инвестиций, то есть по тем драйверам, которые пока вытягивают рост ВВП, как когда-то Мюнхгаузен себя за косичку из болота. Промышленное и сельскохозяйственное производство еще не показывает длительную положительную динамику. «Промка» только в последние месяцы несколько оживилась. Кроме того, в последние годы резко усилилась корреляция нашей экономики с циклами деловой активности в еврозоне. Пока там все относительно благополучно, но торговый войны и волна протекционизма, которые захлестывают страны по обе стороны Атлантики, могут существенно скорректировать сегодняшнее статус-кво. В таком случае, возможное замедление динамики потребления в ЕС приведет и к замедлению нашего экономического роста.

Кстати, в НБУ впервые провели опрос финансовых институций, которые владеют большей частью рынка капитала (банки, страховые и инвестиционные компании), относительно системных рисков финансового сектора Украины.  Так вот 48% респондентов оценили уровень рисков как «средний» и 43% как «высокий» и лишь 9% — как «низкий». Главными источниками рисков были названы коррупция, деятельность правоохранительных органов и состояние судебной системы. А в тройку факторов нестабильности вошли: политическая и социальная ситуация в стране; угроза прекращения взаимодействия с международными финансовыми организациями; уровень защиты прав кредиторов.

Все это говорит о том, что ключевым элементом стабильности и условием для прохождения чрезвычайно напряженного трека осенью этого года и зимой следующего, станет возобновление эффективного тандема между министерством финансов и Национальным банком, эффективность которого сделает невозможным «валютные качели», наблюдавшиеся в прошлые годы. А для этого, на посту министра финансов необходимо увидеть лидера, который сможет поставить национальные интересы выше интересов внешних кредиторов, при этом не отказываясь от сотрудничества с ними. В 2019-м году, нас возможно ждет исландский сценарий, когда большинство населения решит снять со своей шеи удавку в виде миллиардных кредитов. Ну а этой осенью хотелось бы наблюдать как прелюдию сценарий украинский. Вот только выборы будут не в этом, а в следующем году, и значит наша макрофинансовая стабильность будет как всегда куплена за «красную цену».

Алексей Кущ, экономист
ГЛАВРЕД

dsq_needs_sync:
1
Tagged under