• Українська
  • Русский

На Донбассе совершено военное преступление, Зеленский промолчал, – Мирослав Гай

13 июля оккупанты на Донбассе устроили тройную засаду для украинских военных. Погиб медик и трое бойцов ВСУ, еще двое ранены. На это отреагировал украинский МИД, но не Верховный главнокомандующий, президент страны Владимир Зеленский.

На Донбассе произошло военное преступление, о котором должны знать все международные партнеры Украины. Об этом и многом другом в блиц-интервью на телеканале Obozrevatel TV рассказал ветеран АТО Мирослав Гай.

– По поводу ситуации, которая произошла на Донбассе. Договорились о режиме прекращения огня…

– Это предварительная версия. На самом деле сейчас будет идти расследование, каким образом происходили договоренности, с кем непосредственно договаривались, кто взял на себя обязательства с той стороны, что они якобы обеспечат этот зеленый коридор.

Мне очень понравилась реакция нашего МИД. Как по мне, она была более правильная, чем молчание президента. У нас сейчас фактически Министерство иностранных дел по ситуации на фронте выполняет функции Офиса президента. Это вообще должен делать Верховный главнокомандующий.

– О военном преступлении?

– Да. Их откровенно обвинили в военном преступлении, потому что, насколько я понимаю, группа, которая выдвигалась забирать нашего погибшего, была полностью оснащена белыми касками, всех предупредили и якобы согласовали с ОБСЕ. Они нарушили все конвенции, обстреляли медика. Это действительно военное преступление.

По каждому такому эпизоду нужно проводить тщательное расследование.

Понятно, что столкнулись с обманом с той стороны, понятно, что была подготовленная засада. Насколько понятно из слов спикеров и наших военных, обстреливали сразу с трех направлений. Понятно, что это спланированная операция.

Но опять же вопрос: если они устроили засаду, с кем договаривались с той стороны. За каждым таким преступлением должна стоять, как минимум, фамилия командира регулярного формирования. Каким образом ОБСЕ получили подтверждение – они выходили непосредственно на россиян, или режим прекращения огня давали СЦКК с той стороны. Здесь много неизвестных.

Давайте подождем, пока пройдет расследование. Но однозначно, что это военное преступление, однозначно во всем мире это именно так и будет трактоваться.

У нас сейчас фактически каждый день погибшие и раненые. Мы видим, что Москва усиливает давление на украинскую власть.

На Донбассе совершено военное преступление

– Мы об этом еще поговорим. Здесь важный момент – реакция украинских официальных властей.

– Нет реакции.

– МИД мы услышали.

– Это МИД. Но здесь вопрос к президенту. Это молчание… Я не помню, чтобы во время таких обстрелов пятый президент Порошенко молчал.

На него все смотрят, все ждут. Не только оппозиция, которая, конечно, обвиняет президента в том, что он не реагирует, но и смотрят и его сторонники и вообще все украинское общество.

Возможно, они не знают, как реагировать на те или иные кризисные вопросы – я не знаю, как там происходит коммуникация. Вернее, она отсутствует. Мог бы видосик какой-то «запилить». Я не знаю, может, он не в стране, может, он умер.

Что будет, если мы, например, получим сообщение, что Россия под прикрытием учений «Кавказ-2020» начала открытую агрессию? Он тоже будет 3-4 дня молчать? В последнее время это его характерная реакция.

Как по мне, его молчание наносит ущерб национальной безопасности.

– А как должен был отреагировать президент? Должен ли он был звонить в Кремль?

– А зачем нам звонить в Кремль?

– Они дают прямые указания.

– У нас с ними идет война. В первую очередь, президент должен поднимать этот вопрос на всех международных площадках, в ООН, он должен срочно обсудить эту проблему с нашими иностранными партнерами.

Я помню, как в подобных ситуациях действовал Порошенко. Он сразу общался с президентом США или с государственным секретарем или с кем-то такого уровня. С госпожой Меркель, с президентом Франции. То есть все международное сообщество получало информацию непосредственно из уст первого лица государства, Верховного главнокомандующего.

Это важно, потому что это дает возможность усилить санкции, сделать заявления со стороны международного сообщества. Это дополнительная фиксация преступлений на международном уровне.

Ясно, что разведка наших партнеров предоставит им все необходимые отчеты, но когда это произойдет – неизвестно.

Владимир Зеленский

– Надо ли созвать нормандскую четверку из-за обострения ситуации на Донбассе?

– Конечно, нужно. Такие коварные действия со стороны Российской Федерации ставят под вопрос любые мирные переговоры.

Идут мирные переговоры согласно международному праву, с международными наблюдателями. Соответственно, каждый раз, когда Россия нарушает любой пункт, например, Минских договоренностей, мы должны этот вопрос поднимать на высоких переговорных и дипломатических площадках в мире. Для того, чтобы расширять пакеты санкций.

Россию просто нужно постоянно бить тем оружием, которое есть. На фронте – тактическими методами, потому что мы не способны вести полномасштабную войну с ядерной державой. Но, поверьте, наши ребята дают достойный отпор на каждый обстрел разрешенным вооружением.

Путин вновь поднимает вопрос возвращения России в G7, возвращения на международные площадки, хочет вновь быть рукопожатным. Мы должны наносить сокрушительные удары по всем линиям – дипломатичеки, экономически через санкции, репутационно, информационно. Этого не происходит.

– На Донбассе происходит обострение…

– Давайте так: на Донбассе нет обострения, там война, ежедневная война. Там идет война за украинскую независимость. Мы боремся за свой суверенитет, территориальную целостность, защищаемся от российской агрессии.

Да, сейчас нет расширенных боевых действий, полноценных боевых операций. Есть локальные эпизоды. Но там идет полноценная война.

Рост количества обстрелов происходит по разным причинам каждый год. Иногда они начинают активизироваться во время важных дат или переговоров, чтобы использовать Донбасс для давления, иногда этим алкоголикам просто зарплату привезли, иногда им привезли новое ПК, иногда там происходят тренировки подразделений РФ. Снайперы там просто экзамены сдают на живых людях в боевых условиях.

– Алексей Резников сказал, что Украина не получала никаких ультиматумов со стороны России, и здесь мы видим такое давление.

– Мы можем смело говорить, что переговоры зашли в тупик. Мы видим абсолютно фашистские заявления со стороны РФ – и в отношении их претензий на территории стран бывшего соцлагеря. И заявления, что Украина вообще должна забыть о Крыме, и совершенно наглое заявление Путина, что Крым не стал причиной испорченных отношений.

Они откровенно пренебрежительно относятся к Украине, и украинская власть часто дает поводы для этого.

Резников определяет красные линии, Украина пока, слава Богу, не идет на условия Кремля – легализация вооруженных формирований под видом «народной милиции», проведение выборов без вывода оттуда регулярных формирований РФ и другой полный бред.

Мы не знаем, в какую игру сейчас играют наши дипломаты. Они видят, что зашли в тупик. Никакие обещания, которые Зеленский давал на выборах, не выполнены. Никакие. Самое главное, что он обещал, – мир.

Мирослав Гай

– У него есть еще 4 года.

– Не смешите меня. С теми действиями, которые допускает власть, я думаю, что нет у него 4 года. Я думаю, что эта власть будет вынуждена уйти – я надеюсь, законно, потому что Украина не выдержит новых глобальных революций.

– Украинцы точно не хотят.

– Это не вопрос – хотим мы или не хотим. Как сознательные граждане мы должны ставить вопрос национальных интересов. Не в национальных интересах сейчас какие-то революции, они угрожают национальной безопасности. Но действия власти сами направляют украинское общество на постоянные акции неповиновения.

[…] Каким образом вообще достигается мир? Исключительно победой или проигрышем. Если Зеленский капитулирует перед Россией, сдаст Украину, пойдет на прихоти Кремля, откажется от НАТО, ЕС и вернется к новому союзному государству – будет мир. Просто это уже будет не Украина, а какая-то Украинская область, край или что-то такое.

Если мы победим благодаря помощи мирового сообщества, дожмем и заставим РФ убрать свои войска с украинской территории… А это возможно – цены на нефть падают, давление на Россию продолжается, ситуация там очень нестабильная – посмотрите на протесты в Хабаровске, рейтинг Путина безумно падает… Вода камень точит. Санкции играют роль, Россия несет огромные экономические потери.

«Минск» – это инструмент. Порошенко тоже понимал, что это невыгодный формат, он не может привести к миру. Но смысл «Минска-1» был втянуть Россию в переговоры с участием международных наблюдателей, пытаться навязать им статус участника войны, сформировать требования, на которые могла бы согласиться Украина, остановить горячую фазу вооруженного конфликта хотя бы на время.

Мы показали всему миру, что Российская Федерация не соблюдает минских договоренностей, показали, что они являются участниками этого конфликта.

intense_featured_gallery:
intense_featured_image_type:
standard
intense_image_shadow:
null
intense_hover_effect_type:
null
intense_hover_effect:
0
intense_featured_audio_url:
intense_featured_video_type:
intense_featured_color:
intense_post_subtitle:
intense_post_single_template:
Tagged under