• Українська
  • Русский

Дистанционное обучение — это смерть образования — итальянский профессор

Ученики не сосуды, которые нужно наполнить знаниями. Они человеческие существа, которым для эффективного усвоения знаний нужно общение с учителем, с товарищами по учебе, а не технологии. Через компьютерный экран знания не могут быть ни переданы, ни восприняты по-настоящему. Об этом говорит профессор итальянской литературы в университете Калабрии Нуччо Ордине в видеобращении, размещенном 18 мая на сайте испанского издания El Pais.

Встревоженный насаждением дистанционного обучения, Ордине утверждает, что оно — дешевый заменитель подлинного образования, не способный утолить жажду знаний, приобщить к культуре.

Нуччо Ордине — итальянский философ, писатель, крупнейший специалист по итальянскому Возрождению, в частности, по биографии и творчеству Джордано Бруно. Мировую известность Ордине принесла работа «Граница тени. Литература, философия и живопись у Джордано Бруно» (2003), она переведена и на русский язык. Ордине родился в Калабрии в 1958 году. Преподает итальянскую литературу в университете Калабрии (Ренде). Приглашенный профессор университетов Франции, Великобритании, Германии, США.

Текст обращения Ордине с некоторыми сокращениями


Хочу передать вам свое беспокойство. Те хвалебные песни виртуальному обучению и дистанционному образованию, которые звучат в последние недели, вызывают во мне ужас. Мне кажется, дистанционное образование — это троянский конь, который, пользуясь пандемией, хочет прорваться через последние бастионы нашей частной жизни и образования. Конечно, речь не идет о чрезвычайных ситуациях. Сейчас приходится приспосабливаться к виртуальному обучению, чтобы спасти учебный год.

Меня беспокоят те, кто считает, что коронавирус — это возможность сделать такой долгожданный скачок вперед. Они утверждают, что мы уже не сможем вернуться к традиционному образованию, что самое большее, на что можно надеяться — это гибридное преподавание: какие-то занятия будут очными, какие-то — дистанционными.

Контакт с учениками в аудитории — это единственное, что дает подлинный смысл образованию и даже самой жизни учителя.

Пока энтузиазм сторонников дидактики будущего волнами бежит вперед, мне неудобно жить в мире, который стал неузнаваем. Среди стольких неопределенностей я уверен лишь в одном: контакт с учениками в аудитории — это единственное, что дает подлинный смысл образованию и даже самой жизни учителя. Я преподаю 30 лет, но не могу представить себе проведение занятий, экзаменов или контрольных через холодный экран. Поэтому меня ужасно тяготят думы о том, что осенью, может быть, придется возобновлять курс с использованием цифрового обучения.

Как преподавать без ритуалов, которые десятилетиями составляли жизнь и радость моего дела? Как я смогу прочесть классический текст, не глядя в глаза своим студентам, не имея возможности увидеть на их лицах выражение неодобрения или сопереживания? Без учеников и учителей школы и университеты станут пространствами, лишенными дыхания жизни! Никакая цифровая платформа — я должен это подчеркнуть — никакая цифровая платформа не может изменить жизнь студента. Только хороший учитель сможет это сделать!

Студентов уже не просят учиться, чтобы стать лучше, чтобы превратить знания в инструмент свободы, критики и гражданской ответственности. Нет, от молодежи требуют получить специальность и зарабатывать деньги. Потеряна идея школы и университета как сообщества, формирующего будущих граждан, которые смогут работать в своей профессии с твердыми этическими принципами и глубоким чувством человеческой солидарности и общего блага. Мы забываем, что без жизни сообщества, без ритуалов, по которым проходят встречи студентов и преподавателей в аудиториях, не может быть ни подлинной передачи знаний, ни воспитания.

За постоянной онлайн-коммуникацией кроется новая форма ужасного одиночества.

Студенты — это не резервуары, которые нужно заполнить понятиями. Это человеческие существа, которые, как и преподаватели, нуждаются в диалоге, общении, и в жизненном опыте совместного обучения. В эти месяцы карантина мы, как никогда, осознаем, что отношения между людьми — не виртуальные, а реальные — все больше превращаются в предмет роскоши. Как предсказал Антуан де Сент-Экзюпери: «Единственная известная мне роскошь — это роскошь человеческого общения».

Сейчас мы хорошо видим разницу между чрезвычайным положением и нормальностью. Во время эпидемии (чрезвычайной ситуации) видеозвонки, Facebook, WhatsApp и аналогичные инструменты превращаются для запертых в домах людей в единственную форму поддержания наших отношений. Когда же наступят нормальные дни, эти же самые инструменты могут привести к опасному обману. (…) Нам необходимо дать понять нашим ученикам, что смартфон может быть очень полезным, когда мы правильно его используем, но он становится очень опасен, когда он использует нас, превращая нас в рабов, неспособных восстать против своего тирана.

(…) Отношения становятся подлинными только при живых, реальных, физических связях. (…) А за постоянной онлайн-коммуникацией кроется новая форма ужасного одиночества. Невообразимо, конечно, жить без телефонов, но технология, как и, например, лекарства, могут вылечить, а могут отравить. Зависит от дозы.

«Не хлебом единым жив человек».

В газете New York Times недавно была опубликована серия статей, в которой говорится, что в богатых семьях США использование приложений этого типа уменьшается, а в семьях среднего класса и бедных — увеличивается. Элиты Кремниевой долины посылают своих детей в колледжи, где ставка делается на отношения между людьми, а не на технологии! Тогда какое будущее можно себе представить? Одно — в котором у детей богатых будут хорошие учителя и очное высококачественное образование, где приоритет отдается человеческим отношениям, в то время как детей из менее имущих классов ожидает стандартизированное образование через телематические и виртуальные каналы.

Вот почему во время пандемии нам нужно понять: хватит требовать хлеба, чтобы насытить тело, если одновременно мы не требуем насытить свой дух. Почему открыты супермаркеты, а библиотеки, наоборот, закрыты? В 1931 году, за пять лет до своей гибели от рук франкистов, Федерико Гарсиа Лорка открыл библиотеку в своем родном селении Фуэнте-Вакерос. Убежденный в важности культуры для воспитания в читателях любви к ближнему, великий поэт написал потрясающую похвалу книгам. Мне хотелось бы прочитать ее.

«Не хлебом единым жив человек. Если бы я был голоден и остался на улице, я не просил бы куска хлеба, я попросил бы полкуска хлеба и книгу. Вот почему я яростно нападаю на тех, кто говорит только об экономических требованиях, ничего не говоря о культурных, а ведь о них кричат народы. Мне намного больше жаль человека, который хочет знать, но не может получить знания, чем того, кто хочет есть, потому что голодный может утолить свой голод, съев кусок хлеба или фруктов. А человек, у которого есть жажда знаний, но нет средств, испытывает ужасные муки, потому что ему нужны книги, книги, очень много книг… А где они, эти книги? Книги, книги… Вот магическое слово, которое означает то же, что и „любовь“. Их должны просить народы, как просят хлеба или дождя на свои поля».

intense_post_subtitle:
intense_post_single_template:
intense_featured_gallery:
intense_featured_image_type:
standard
intense_image_shadow:
null
intense_hover_effect_type:
null
intense_hover_effect:
0
intense_featured_audio_url:
intense_featured_video_type:
intense_featured_color:
Tagged under

Apologies, but no related posts were found.