• Українська
  • Русский

ОЛЬГА ВАРЧЕНКО: правовые реформы все еще сдают экзамены на жизнеспособность

Детали конкурса по выбору руководства Государственного бюро расследований и эффективность новой структуры, сотрудничество между правоохранительными органами, изменения в Регламенте Высшего совета правосудия. Об этих и других вопросах реформирования правоохранительной и судебной системы, которые беспокоят украинцев, интернет-издание Ukr.life поговорили с Ольгой Варченко — главой управления процессуального руководства, поддержки государственного обвинения и представительства в суде Департамента по расследованию особо важных дел в сфере экономики Генеральной прокуратуры Украины.

Добровольный визит к страже порядка — случай единичный, но на подсознании знаешь как себя вести, и с автоматизмом включаются «дисциплина», «организованность» и «вынужденный покой». Проверка документов перед массивными железными дверьми происходит тщательно, но быстро.

Ольга Александровна Варченко, кроме того, что является начальником управления, еще одна из 19 кандидатов в конкурсе на должность директора Государственного бюро расследований или его заместителей, правоохранительного органа, который сейчас создается.

Разговор начинаем не с подробностей конкурсной гонки, а с последних новостей заседания Высшего совета правосудия. Обсуждая эту тему, становится понятно, Ольга Варченко готова к жестким высказываниям, только бы сломать устоявшиеся коррупционные схемы, которые достаточно длительное время преследовали судебную систему, и хранятся до сих пор. Спрашиваем ее об ограничении информации, которая будет изложена, она отмечает: «Никаких четких границ, спрашивайте все, а там посмотрим». На протяжении всего интервью пытается быть откровенной, насколько ей позволяет должность.

Высший совет правосудия — защитник независимости и неприкосновенности судей

«7 февраля состоялось заседание ВСП, где были приняты изменения в Регламент Совета, позволяющие неотложно рассматривать представление о даче согласия на содержание под стражей или арестом судьи, который был задержан во время или сразу же после совершения тяжкого или особо тяжкого преступления», — сообщает пресс-служба ВРУ.

«Неотложно» — это в пределах сроков, установленных Уголовным процессуальным кодексом Украины, то есть в течение 72 часов с момента задержания лица.

  • Действительно ли эти поправки в главе Регламента упростят процедуру ареста, ведь «подводные камни» всегда?

Я активно освещаю эту тему для медиа, рассказывала о многих моментах в интервью Цензор.нет. Проблема будет понятнее для общественности, если приводить конкретные примеры из опыта.

Представьте себе: судья был задержан во время тяжкого или особо тяжкого преступления, непосредственно на месте, например в Ужгороде или в Славутиче, далеко за пределами Киева. Его нужно задержать, доставить в столицу, сообщить о подозрении и только тогда, скорее обращаться к ВСП, чтобы получить согласие на удержание его под стражей или арест. После этого обращаешься в суд с соответствующим ходатайством. Вы же понимаете, что за 60 часов мы никак не успеем, а именно такой срок определен законодателем для доставки лица в суд в случае задержки его без одобрения следственного судьи.

Для того, чтобы ВСП проголосовал, надо собрать кворум, где обязательно должны присутствовать все члены ВСП. Нужно понимать, что члены ВСП — это не те работники, которые имеют стабильный график работы, к тому же, кто-то может находиться в командировке, на больничном, в отпуске. Учитывая эти детали, получение согласия становится почти нереальным.

  • Во время заседания Председатель Высшего совета правосудия, Игорь Бенедисюк, отметил, что в случае необходимости собрание Высшего совета правосудия будет проводиться в выходные или праздничные дни. Будут предусмотрены определенное дежурство членов ВСП?

Считаю, что должны быть введены дежурства, график которых будет указан на сайте ВСП. Это будет удобным, в первую очередь, для органов досудебного расследования. Мы же никогда не можем предсказать, когда именно человек будет задержан за совершенное преступление: это может быть и ночью, может быть на праздники. Сроки истекают и нам необходимо очень оперативно решать процессуальные вопросы.

Проверить вышеуказанные обещания ВСП легко: когда мне, как прокурору, потребуется их согласие на удержание под стражей или арест судьи, я приглашу Вас пойти вместе со мной. Тогда увидим, как оперативно работает Высший совет правосудия.

Дежурство в выходные или на праздники — это одна проблема, еще вопрос к приемным часам у следственных судей. Следователи и прокуроры работают почти круглосуточно, и возникают ситуации, когда нужно получить разрешение на проведение обыска или задержания, а суд принимает ходатайство только до 13.00. Взяточник ждать же на задержание не будет. На сегодня, преступники идут на три шага вперед, чем технические возможности досудебного расследования, поэтому мы должны использовать различные оперативные возможности и комбинации, чтобы задержать тех, кто пользуется своими должностями для собственного обогащения.

На сегодня, с этими нововведениями мы остались один на один. Особенно возникает много вопросов по несогласованности содержания Уголовного процессуального кодекса Украины и Закона Украины «О Высшем совете правосудия».

  • То есть новый закон далек от совершенства?

В законе четко указано, что мы должны обращаться к ВСП с представлением, которое должно соответствовать требованиям, установленным Уголовным процессуальным кодексом. Однако в УПК нет определения такого процессуального документа как представление, а соответственно отсутствуют и требования по его составлению.

Чтобы полностью разобраться в этой ситуации, возьмем документы (разворачивает папку и останавливается на странице Закона Украины «О Высшем Совете Правосудие», статья 58):

  1. Без согласия ВСП судья не может быть задержан или удерживаться под стражей или арестом до вынесения обвинительного приговора судом, за исключением задержания судьи во время или сразу после совершения тяжкого или особо тяжкого преступления.

«Вроде бы понятно, прописанный пункт не нужно детализировать и толковать. По поводу задержания, то они все решили, и на него согласие ВСП не нужно, однако, что касается ареста, они все еще настаивают (Читает дальше).

2. «Представление о даче согласия на задержание судьи, удержание его под стражей или арестом, вносится на рассмотрение ВСП Генеральным прокурором или его заместителем» — в данном случае это будет Генеральный прокурор, его заместитель, в частности Антикоррупционный прокурор. Представление о даче согласия на задержание, удержание под стражей или арест судьи, должны соответствовать требованиям, установленным УПК Украины, при этом по каждому виду меры пресечения подается отдельное представление.

3. Представление должно быть мотивированным, содержать конкретные факты и доказательства, подтверждающие совершение судьей общественно опасного деяния, определенного УПК Украины, обоснование необходимости такого задержания (удержания).

4.Представление, которое не соответствует требованиям этой статьи, Высший Совет правосудия мотивированным решением возвращает Генеральному прокурору или его заместителю.

На первый взгляд, все в порядке. Однако, если открыть Уголовный процессуальный кодекс Украины, такого процессуального документа как представление, к сожалению, не находим. То есть, когда законодатели принимали этот закон, они забыли внести соответствующие изменения в УПК Украины.

Представим следующую ситуацию: любой следователь или детектив задерживает, например, судью, который уклоняется от ответственности, и ему нужно применить меру пресечения. Каким образом следователь должен составлять представление, если в законе четко указано, что документ должен «отвечать требованиям установленным УПК». Как будет ВРУ, получив такое представление, определять соответствие требованиям УПК, если они там отсутствуют. То есть, опять должны идти по принципу аналогии ?!

Сегодня, начав работать согласно новому закону, об этом недостатке в законодательстве все молчат, изменения никто не инициирует, потому что практики такой нет. В Высший совет правосудия до сих пор никто не обратился с таким представлением о даче согласия на задержание судьи или его арест. Мы увидим «первых ласточек», когда следователи или детективы обратятся к ВСП, именно тогда и возникнут вопросы.

Конечно любой опытный адвокат, который изучил этот закон, скажет: «Уважаемые, чем предусмотрен этот процессуальный документ? Откуда вы вообще его взяли?» Исходя из этого, это будет основание признать незаконными действия как ВСП, так и следователя, так как этот процессуальный документ не предусмотрен действующим УПК. Следователь руководствуется в своей работе, в течение досудебного расследования, только Конституцией, Законом и УПК Украины, но эти документы должны соответствовать друг другу и процессу в целом.

  • Это не единственная ошибка в законе, какие еще недостатки вы видите?

Недостатки замечаешь в процессе работы. Так, в законе не предусмотрено отстранение членов ВСП, которые могут быть подозреваемыми в производстве или иметь отношение к подозреваемому. С другой стороны, если отстранить одного или двух членов, они не смогут голосовать, так как не будет кворума. Мы имели уже похожую практику, когда нашим подозреваемым был судья, которого поймали на взятке. Один из членов ВСП, которого Генпрокуратура подозревает в мошенничестве, связанном с ним по работе, рассматривал наше ходатайство об отстранении этого судьи и принимал участие в голосовании. Это абсурд! Создается впечатление, что члены ВСП — «святые люди», которые никогда не совершают преступлений.

  • В январе стало известно, что подозреваемый в мошенничестве, член ВСП Гречковский вернулся на работу, такие действия допустимы?

С задержанием Гречковского также много перипетий. Высший совет юстиции(на время, когда мы впервые обратились по нему) отказался отстранить Гречковского от должности. Мы завершили досудебное расследование, должны были его ознакомить с материалами, однако, придя к следователю, посредник начал создавать впечатление психически больного человека. Сейчас ждем результаты соответствующей экспертизы, но это затягивание процесса.

Недавно мы направили ВСП еще одно письмо об отстранении Гречковского на период следствия. И снова получили отказ.

Как судьи, которые получают обвинительный акт, должны его рассматривать, зная, что он действующий член ВРУ, который будет голосовать по вопросам, связанным с формированием судейского корпуса?! И не каждый детектив НАБУ или следователь прокуратуры или прокурор сможет выдержать такое давление со стороны чиновников. Поэтому, механизм отстранения, применение мер, которые бы останавливали деятельность таких судей крайне важны. Я понимаю, что мы должны придерживаться европейских норм, но за совершение коррупционных преступлений в нашей стране, все же, должны быть более жесткие меры и меры наказания.

  • Если обратиться к международному опыту функционирования специализированных органов по противодействию высокодолжностной преступности, как они действуют в таких случаях?

В большинстве развитых стран уполномоченный не может рассматривать дело своего коллеги или подчиненного, участвовать в голосовании. Это является основанием для отстранения этого человека.

  • Согласно новому закону, ВСП должна принимать меры по обеспечению авторитета правосудия и независимости судей. А зачем нужна судейская неприкосновенность?

Судья осуществляет правосудие. Конечно, он принимает решение, которые сторонам могут быть не по душе. В этом случае должна существовать судейская неприкосновенность, чтобы стороны не могли злоупотреблять своими правами. Однако, если судья в баре оскорбляет человека и создает драку, то он должен нести ответственность на общих основаниях.

Существуют такие понятия как буква закона и дух закона. Поэтому, к любому законопроекту составляется пояснительная записка. Берем пояснительную записку по закону «О судоустройстве и статусе судей» (читает пункт 3.4. Обеспечение эффективной ответственности судей).

«Природа судейского иммунитета при осуществлении правосудия заключается в запрете привлечении судьи к уголовной ответственности за его юридическую позицию, изложенную в решении, поскольку наличие такого исключает независимость судьи и непредвзятость.

В то же время судья должен нести уголовную или дисциплинарную ответственность за преступления (например, получение неправомерной выгоды) и дисциплинарные проступки, косвенно могут влиять на юридическую позицию судьи при осуществлении им правосудия.

Законопроектом предусмотрено, что судья не может быть привлечен  к ответственности за принятое им судебное решение, за исключением совершения преступления или дисциплинарного проступка.

Относительно действий, не связанных с выполнением судейских функций, судья будет нести юридическую ответственность в общем порядке.

В то же время в законопроекте предусмотрено, что судья может быть задержан или удерживаться под стражей или арестом до вынесения обвинительного приговора судом без такого согласия, если он задержан при совершении тяжкого или особо тяжкого преступления».

Закон составлен согласно европейским нормам, которые еще тогда, были предусмотрены законодателем. Если судья осуществляет правосудие, то он пользуется этим иммунитетом, а если судья совершает преступление, то он должен нести юридическую ответственность в общем порядке.

  • Возможно стоит создать Антикоррупционный суд, как независимый орган судебной ветви? Соответствующий законопроект уже зарегистрирован в Верховной Раде.

Создать можно, но кто будет формировать судейский корпус, кого назначать на должности судей в этой структуре? Хотя, по моему мнению, НАБУ, как новый орган с безупречной репутацией, не сможет себя реализовать без специализированного суда, имея такие же проблемы, что и  прокуратура.

  • 16 января 2017 ВСП приняли публичное обращение о порядке задержания судьи, удержание его под стражей или арестом. Это своеобразные советы или указания для следователя, как применять к судьям меры?

Да, существуют законы, нормативные акты, которые используют и судьи, и следователи в своей работе. Однако Высший совет правосудия — орган государственной власти, чьи акты не являются источником права, поэтому акты ВСП носят более рекомендательный характер. Прочитайте это публичное обращение, этот документ включает в себя вовсе не рекомендации, а указания как надо руководствоваться судьям.

Публичное обращение 

  • Таким образом члены Высшего совета правосудия показывают «кто в доме хозяин»?

Это своеобразный показатель того, что ВСП оказывает давление на судей. Если читать между строк, идея становится понятной. ВСП будто напоминает судьям, что совет имеет отношение к формированию судейского корпуса, к их освобождению и привлечения к ответственности. Любой судья будет бояться идти вопреки их позиции. Какая может идти речь о независимости судей в своей работе, если судья имеет такое публичное обращение, которое  является обязательным для выполнения?

  • То есть, Высший совет правосудия пытается заполнить публичным обращением пробелы законодательства?

В законе не может быть двоякой трактовки. Из этого вывод, что ВСП таким образом пытается влиять на решение. Им будет удобно, когда с ними будут считаться.

Позиция прокуроров такова, что мы не боимся сейчас критиковать деятельность Высшего совета правосудия. Но, к сожалению, судьи, которые также руководствуются законом и поддерживают нашу позицию, не готовы принимать решения, понимая, какими могут быть последствия по отношению для них. Ведь регламент ВСП предусматривает, что они могут создавать дисциплинарные производства также в отношении судей по их собственной инициативе. Как говорится, что имеем, то имеем. Наша позиция непреклонна, и мы боремся.

Даже если взять этот случай с судьей хозяйственного суда. Это был первый раз, когда наше подразделение задерживало судью уже после вступления закона в силу. Тогда в медиа пространстве было много споров, адвокаты спекулировали и отмечали, что судью избили и заставили взять деньги. Я собственными глазами видела как все происходило, к тому же есть видео, подтверждающее соблюдение процедуры нашими работниками и сопротивление со стороны судьи.

Видео по задержанию судьи Головатюка:

Когда мы обратились в Печерский районный суд, наша позиция была частично поддержана судьей: она признала задержание Головатюка законным и вынесла решение об аресте, но был предложен в качестве альтернативы залог в размере не 4 млн грн., а 290 тыс. грн., после чего мы обжаловали решение в части малой залога.

10 февраля состоялось заседание Апелляционного суда Киева, по результатам которого частично удовлетворено апелляционные жалобы обеих сторон, а решение Печерского суда отменено. То есть, уже формируется практика, которая позволит всем судьям легко выходить на свободу после задержания, даже по техническим причинам. По моему мнению, это решение стало решающим и показало, что судейская реформа свой экзамен не сдала. На этом примере можно проследить: произошла реформа или все это для отвода глаз.

  • Потеря доверия общества к правоохранительным органам и к судебной системе объясняется отсутствием системы наказания?

Я согласна, что, пока, украинское общество имеет полное недоверие к полиции, прокуратуре. Доверие появляется от количества справедливых приговоров, которые выносятся, а не от количества преступников, которых задержали или арестовали. У нас общественное мнение же формируется как? — Все плохие, все берут взятки, а дела продаются. Конечно, НАБУ — это орган, созданный не так давно и отчетности по их деятельности еще не было, поэтому доверие общества к Антикоррупционной прокуратуре держится. Пройдет время и их также будут критиковать, если они не покажут эффективность своей деятельности.

Дело в том, что результаты работы и НАБУ, и Генеральной прокуратуры, зависят не только от этих органов досудебного расследования. Например, собранная доказательная база, материалы передаются в суд, где судьба производства оказывается в руках судьи. И здесь, проверка для судебной реформы. Годами реформировалась полиция, прокуратура, а суд, от которого зависит результат всего процесса, никто не трогал. Поэтому годами рассматриваются, слушаются дела, потому что судейский корпус — не реформированный.

Проблема  недоверия общества к правоохранительным органам может быть решена только вынесенными законными приговорами в разумные сроки. Для этого нужны: изменения в УПК, решение конфликта интересов членов ВСП, устранение проблем по составлению представления в ВСП и получения согласия на задержание судьи, содержание его под стражей или арестом в максимально сжатые сроки.

  • Уголовный кодекс Украины остается без изменений еще с того времени, когда его принимала преступная власть, в 2012 году. Много вопросов возникает к законодателям.

За годы правления новой власти законодателями почти ничего не сделано. Так, в том, что коррупционеры освобождаются из-под стражи, виноваты не следователь или прокурор, а те, кто приняли вздорный УПК  со статьей, которая позволяет взяточникам избежать мер, заплатив залог. В результате, свободу можно купить за деньги.

А общество спросит с кого? — Конечно, со следователей и прокуроров. А кто спросит с депутатов? Почему они не облегчают эту процедуру для органов досудебного расследования? Из-за незаинтересованности в борьбе с коррупцией?

А зачем нужна депутатская неприкосновенность, об отмене которой много говорят, но ничего на самом деле для этого не делают? Вопрос внесенных изменений в УПК Украины, не позволяют привлечь к ответственности депутата без согласия Верховной Рады, никто активно не поднимает. Но, мы даже не можем проводить негласные следственные розыскные действия в отношении народного депутата (прослушивать его разговоры), чтобы собрать необходимые доказательства без согласия Верховной Рады Украины на привлечение его к уголовной ответственности. Если не изменить законодательство, то новый  орган Государственное бюро расследований, будет иметь те же проблемы.

Не словом, а делом. ГБР: охотники за «белыми воротничками»

  • При создании нового органа у общества всегда возникает множество вопросов о необходимости и целесообразности его создания. Государственное бюро расследований будет иметь какие-то особые кардинальные подходы к противодействию коррупции и расследованию преступлений?

Самым большим преимуществом нового органа будет подготовленная команда образованных специалистов, с богатым опытом именно в правоохранительной сфере, мастеров своего дела. Ведь не все «новички» выдержат нагрузки. В Государственном бюро расследований нет времени учиться, мы должны сразу показывать результат. Возникает много ситуаций, когда новая «свежая кровь» в прокуратуре боится даже к гражданам выйти, потому что они не знают как общаться, как себя вести. Но недовольные граждане могут быть агрессивно настроены не к конкретному прокурора, а в общем — к системе. И к сожалению, этих молодых людей уже скоро некому будет  учить.

Закон Украины «О Государственном бюро расследований». Статья 10.

Есть мнение, что руководитель должен, прежде всего, быть менеджером, но эти убеждения не для правоохранительной сферы. Если сейчас Государственное бюро расследований работало бы, тогда дела о трагедии в Княжичах, Кривом Озере, конфликт Пашинского были бы производствами, которые расследовало ГБР. И, я уверена, что результативность в расследованиях была бы другая. Хорошие лозунги — не всегда достойный результат. Все привыкли к тому, что, чем больше критикуешь старые структуры и систему, тем больше ты — надежда нации, хотя претензии заканчиваются только шумом.

И еще, надо активно привлекать тех специалистов, которых учило наше государство, тратило средства из государственного бюджета на их подготовку, использовать их профессиональный опыт, а не набирать «барменов», как это получилось с полицейскими. Конечно, необходимо осуществлять более жесткий отбор: проводить соответствующие проверки, собеседования.

  • Что главное  для мощности такого органа, как Государственное бюро расследований: правильная локализация территориальных представительств, штатное расписание или бюджет, который будет выделен?

Структуру Государственного бюро расследований будет представлять Центральный аппарат, территориальные управления, специальные подразделения, учебные заведения и научно-исследовательские учреждения. Насколько территориальные органы будут самостоятельны в своей деятельности сейчас трудно сказать — все зависит от руководителя, его профессионализма и умения правильно организовать работу. Например, первый заместитель должен отвечать за следствие, другой заместитель — за оперативные подразделения. Работы будет очень много.

Предельная численность работников будет составлять 1500 человек. Я не согласна с набором такого малого количества специалистов, будет большая нагрузка. Например, только на конец 2016 года в производстве следователей Генеральной прокуратуры находилось почти 45 000 уголовных производств, однако, за расширение структуры говорить рано. Поэтому, когда запустится ГБР, тогда можно будет говорить чего не хватает, а что лишнее.

  • Говоря о независимости ГБР, следует под этим понимать, прежде всего, независимость его именно от политического влияния … Как будет осуществляться внутренняя безопасность в ГБР?

Если обращаться к закону, то запрещается незаконное вмешательство государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных и служебных лиц, политических партий, общественных объединений, других физических или юридических лиц в деятельность ГБР. При этом особенно важны гарантии процессуальной независимости следователя и, конечно, все зависит от добропорядочности кадров.

Предполагается, что подразделениям внутреннего контроля предоставлено право проводить оперативно-розыскную деятельность, осуществлять контроль за соблюдением работниками ГБР правил этического поведения, требований по недопущению конфликта интересов, проводить проверки на добропорядочность и мониторинг способа их жизни, проводить служебные расследования и тому подобное.

Еще не нужно забывать и о внешней безопасности: для работников органа, который будет противостоять верхушке власти, необходима защищенность при дискредитационных кампаниях, черные пиар-кампании, которые будут разворачиваться против них. Чтобы поймать преступников, мы должны идти впереди технологического прогресса, иметь самое лучшее техническое обеспечение.

  • Активное взаимодействие и дружба с уже подобными существующими организациями также будут одними из задач ГБР?

ГБР призвано расследовать преступления должностных лиц высокого уровня, хотя определенное дублирование функций с другими органами существует. В отношении должностных лиц, которые занимают особо ответственное положение в соответствии с частью первой статьи 9 Закона Украины «О государственной службе», лица, должности которых относятся к 1-3 категории должностей государственной службы, судей и сотрудников правоохранительных органов, кроме случаев, когда эти преступления относятся к подследственности детективов НАБУ; относительно служебных лиц НАБУ, САП, кроме случаев, когда досудебное расследование этих преступлений отнесено к подследственности детективов подразделения внутреннего контроля НАБУ; преступлений против установленного порядка несения военной службы, кроме преступлений, предусмотренных ст. 422 УК Украины.

Отсутствие конфликтов между органами — это заслуга руководителей, всегда можно договориться. Но, все же, несовершенство законодательства порождает эти конфликты.

НАБУ может забрать какое-то дело, любое производство, которое оно считает связано с коррупционным направлением. В настоящее время уже сформирована определенная практика по взаимодействию: если преступление имеет не четкое разграничение, то мы создаем совместные группы. А если, скажем, преступление завершается мошенничеством, дело попадает в руки ГПУ, если коррупционное преступление — в НАБУ. Например, организованная преступная группа задержана на коррупционном преступлении. Если двадцать членов группы и только один эпизод коррупционного преступления, то нет смысла это производство передавать НАБУ.

Вообще, соперничество будет только препятствовать достижению общей цели. Эффективность работы такого органа как ГБР существенно повысится, если оно будет действовать в тесном сотрудничестве с другими правоохранительными органами, гражданами, СМИ, которые должны способствовать разоблачению преступных деяний, совершенных высокопоставленными лицами органов государственной власти и управлений.

  • Расскажите об особенностях организации конкурса на должность директора ГБР. Определенные требования и сложности проведения?

Кандидаты на должность прошли проверку большим количеством тестов, поэтому конкурс так долго длится. Сейчас осталось пройти спецпроверку, полиграф и окончательное собеседование. Претендентов на должности директора и первых заместителей — 19 человек. Ждем финальную стадию.

Сведения о кандидатах можно найти по ссылке: http://www.kmu.gov.ua/control/publish/article?art_id=249126959

  • Как вы оцениваете свои силы в этой битве за пост директора Государственного бюро расследований?

Все прошли многочисленные конкурсы, уже фавориты. Действительно, в конкурсе принимают участие кандидаты с высоким уровнем профессионализма, они стоят руководящих должностей в новом органе.

Как по мне, именно получения качественного образования, умение оперировать профессиональными навыками, порядочность и, не менее важно, стрессоустойчивость — трамплин для высокого прыжка. Эти составляющие обеспечат победу.

  • Ваш богатый опыт успешного управления в правоохранительных органах — это также большой плюс. Какой вы руководитель?

От правильной организации работы зависит каким будет результат, поэтому я сторонник «производства замкнутого цикла». Обосную: в одном департаменте сосредоточено следствие, процессуальное руководство, представительство и аналитика. Следователи и прокуроры работают вместе в одном помещении, вместе расследуют производства.

Мой принцип работы — партнерство следователя, процессуального руководителя и оперативного работника. Если эти трое будут работать одинаково с четким распределением того, кто за что отвечает, будет эффективность и результативность. А если прокурор только указания писать следователю, толку от этого не будет. Также есть еще одно преимущество такой организации: когда прокурор будет идти в суд, он может четко ответить как все происходило, создаст картину событий, которые имели место.

Указания нужно оставить на крайние случаи, не поддерживать то, что осталось от «совдеповской» системы: когда прокурор надзирал за следователем и прописывал ему пункты обязательны для исполнения. Амбиции и эмоции, часто руководят нами, необходимо убирать на верхнюю полку и работать на общий результат.

  • 10 февраля стало известно, что Апелляционный суд Киева отменил решение Печерского районного суда об аресте судьи столичного Хозяйственного суда Любомира Головатюк по подозрению в получении неправомерной выгоды.
    Член совета общественного контроля НАБУ, адвокат Роман Маселко выразил возмущение на такие итоги этого громкого дела на своей странице в Facebook:

А журналист Олег Новиков создал хронологию событий:

  • 22 февраля, после завершения совещания, председатель ВРУ Игорь Бенедисюк сообщил, что Высший Совет Правосудие не отстранила от должности члена совета Павла Гречковского, отказав в ходатайстве заместителя Генпрокурора остановить полномочия судьи на четыре месяца. Адвокат Петр Бойко отмечает, что дело против Гречковского была создана специально и требования Генпрокуратуры считает безосновательными. Решение Совета правосудия в отношении судьбы судьи-мошенника со стороны ВСП вызывает возмущение и непонятность таких действий. «УП» отмечает, что ГПУ практически закончила расследование по делу Гречковского, и именно его отстранения от должности помогло бы завершить дело.
    Таким образом, правовые реформы не дали завершения системе борьбы с коррупцией, а новые законы не спасли репутацию судебной ветви. Украинское общество ожидало воплощения громких лозунгов «Делать, а не имитировать», но ветераны коррупции продолжают гулять на свободе.

Екатерина Боненко, UKR.life

Читайте также: “Бизнес не должен зависеть от политических качелей”, — Андрей Карпенко

enclosure:
http://www.ukr.life/wp-content/uploads/2017/02/Golovatyuk-1.mp4 32545811 video/mp4
dsq_thread_id:
5593772852
snap_MYURL:
snapEdIT:
1
snapFB:
s:1863:"a:9:{i:5;a:9:{s:2:"do";s:1:"1";s:8:"postType";s:1:"A";s:10:"AttachPost";s:1:"2";s:10:"SNAPformat";s:21:"(%TITLE%) %SITENAME%";s:9:"isAutoImg";s:1:"A";s:8:"imgToUse";s:0:"";s:9:"isAutoURL";s:1:"A";s:8:"urlToUse";s:0:"";s:4:"doFB";s:1:"1";}i:4;a:9:{s:2:"do";s:1:"1";s:8:"postType";s:1:"A";s:10:"AttachPost";s:1:"2";s:10:"SNAPformat";s:18:"%TITLE% %SITENAME%";s:9:"isAutoImg";s:1:"A";s:8:"imgToUse";s:0:"";s:9:"isAutoURL";s:1:"A";s:8:"urlToUse";s:0:"";s:4:"doFB";s:1:"1";}i:8;a:8:{s:2:"do";s:1:"1";s:8:"postType";s:1:"A";s:10:"AttachPost";s:1:"2";s:10:"SNAPformat";s:18:"%TITLE% %SITENAME%";s:9:"isAutoImg";s:1:"A";s:8:"imgToUse";s:0:"";s:9:"isAutoURL";s:1:"A";s:8:"urlToUse";s:0:"";}i:6;a:9:{s:2:"do";s:1:"1";s:8:"postType";s:1:"A";s:10:"AttachPost";s:1:"2";s:10:"SNAPformat";s:18:"%TITLE% %SITENAME%";s:9:"isAutoImg";s:1:"A";s:8:"imgToUse";s:0:"";s:9:"isAutoURL";s:1:"A";s:8:"urlToUse";s:0:"";s:4:"doFB";s:1:"1";}i:0;a:9:{s:2:"do";s:1:"1";s:8:"postType";s:1:"A";s:10:"AttachPost";s:1:"2";s:10:"SNAPformat";s:18:"%TITLE% %SITENAME%";s:9:"isAutoImg";s:1:"A";s:8:"imgToUse";s:0:"";s:9:"isAutoURL";s:1:"A";s:8:"urlToUse";s:0:"";s:4:"doFB";s:1:"1";}i:2;a:9:{s:2:"do";s:1:"1";s:8:"postType";s:1:"A";s:10:"AttachPost";s:1:"2";s:10:"SNAPformat";s:18:"%TITLE% %SITENAME%";s:9:"isAutoImg";s:1:"A";s:8:"imgToUse";s:0:"";s:9:"isAutoURL";s:1:"A";s:8:"urlToUse";s:0:"";s:4:"doFB";s:1:"1";}i:1;a:9:{s:2:"do";s:1:"1";s:8:"postType";s:1:"A";s:10:"AttachPost";s:1:"2";s:10:"SNAPformat";s:18:"%TITLE% %SITENAME%";s:9:"isAutoImg";s:1:"A";s:8:"imgToUse";s:0:"";s:9:"isAutoURL";s:1:"A";s:8:"urlToUse";s:0:"";s:4:"doFB";s:1:"1";}i:7;a:9:{s:2:"do";s:1:"1";s:8:"postType";s:1:"A";s:10:"AttachPost";s:1:"2";s:10:"SNAPformat";s:18:"%TITLE% %SITENAME%";s:9:"isAutoImg";s:1:"A";s:8:"imgToUse";s:0:"";s:9:"isAutoURL";s:1:"A";s:8:"urlToUse";s:0:"";s:4:"doFB";s:1:"1";}i:3;a:1:{s:4:"doFB";i:0;}}";
dsq_needs_sync:
1
Tagged under